Таким КИМ-10 видели проектировщики.

Предыдущую часть читайте здесь.

Как бы то ни было, Лихачев за «самоволие» был «низложен» с поста Наркома среднего машиностроения до прежнего уровня директора ЗиСа, а на заводах КИМ и ГАЗ начали «работу над ошибками». К счастью, горьковчане не успели ничего «наколдовать» с четырехдверностью, поскольку в октябре 1940 года вышло новое постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б).

Во-первых, оно окончательно запрещало «выпуск автомобилей КИМ с кузовом, представленным на утверждение бывшим Народным комиссаром среднего машиностроения И.А. Лихачевым, как не отвечающим установленному образцу, утвержденному Экономическим советом 5 марта 1939 года». Во-вторых, на сей раз партия и правительство предлагали автопроизводителям «конструктивную» альтернативу: «…принять для производства малолитражный автомобиль, имеющий формы и габариты четырехдверного автомобиля Опель Кадет, приспособив его на шасси КИМ-10». Новый кузов предписывалось представить на утверждение 15 января 1941 года.

Таким КИМ-10-50 сделали советскую мечту бюрократы.

А поскольку из США уже пришла оплаченная отладочная партия из пятисот кузовов, построенных по забракованному проекту Бродского, октябрьское постановление позволяло заводу КИМ «в виде исключения» эти двухдверные кузова использовать для сборки машин – не пропадать же добру.
Горьковчане в спешном порядке взялись за клонирование опелевского кузова, а специалисты КИМ – за исправление в американских комплектах всего, что можно было исправить с учетом замечаний «заказчиков».

Но и на этом злоключения малолитражки не закончились. 1 октября 1940 года на заводе КИМ побывал корреспондент газеты «Известия». То ли журналист что-то не так понял, то ли вообще не удосужился вникнуть в подробности, на следующий день в газете была опубликована статья, в которой сообщалось, что завод рапортует о начале серийного производства автомобиля КИМ-10-50. Этот материал не был согласован ни с дирекцией автозавода, ни с руководством Автопрома, но отвечать пришлось директору КИМа А.В. Кузнецову. С формулировкой «за введение общественности в заблуждение» он был арестован и осужден на 15 лет лагерей, откуда его освободили лишь в 1942 году по личной просьбе Лихачева.

КИМ-10-51 (фаэтон).

25 октября 1940 года Экономическому совету были представлены для осмотра образцы «исправленных» седана КИМ-10-50 и фаэтона КИМ-10-51. Изменить удалось следующее: исчезли подножки и хромированные молдинги с боковин кузова, фары были заключены в раздувшиеся «ноздри» носовой части, заднее стекло сделано цельным. Вот, собственно, и все отличия серийных КИМ-10 от трех предсерийных экземпляров. В ноябре 1940 года Автомобильный завод имени КИМ начал сборку оговоренной Постановлением партии и правительства двухдверных машин.

До начала войны, когда завод был переориентирован на производство военной продукции, из полутысячи изготовленных в США кузовных комплектов «оприходовать» успели около 450-и: около десятка фаэтонов КИМ-10-51, остальное – седаны КИМ-10-50. Ему бы правильное питание в виде финансирования и здоровой поддержки наверху, был бы красавцем и гордостью индустриализации. Автомобиль, задуманный как самый массовый, вошел в историю в качестве прогрессивного мелкосерийного… недоразумения.

Читайте дальше.

“A” ©