Так или иначе, для создания нового правительственного ЗиЛа на заводе специально была собрана «команда» лучших из лучших, «dream-team», которой предстояло воплотить в новой модели всё самое передовое и современное, причем без оглядки на себестоимость, технологичность, возможности смежников и прочие объективные факторы, ограничивающие полет инженерной мысли при разработке серийных промышленных моделей.

Более того, специфика эксплуатации правительственного лимузина как бы переносила конструкторов в обещанный не за горами коммунизм, где не нужно заботиться ни о проходимости машины, ни об ее экономичности, ни о габаритах, ни, тем более, о себестоимости и цене. Предстояло создать «dream-car», автомобиль-мечту – роскошный, комфортабельный, безопасный, надежный и динамичный.

Пост главного конструктора ЗиЛа в те годы занимал Анатолий Маврикиевич Кригер (1910-1984). Именно он принял решение назначить ведущим конструктором нового лимузина Василия Федоровича Родионова (1909-1992), возглавлявшего до этого зиловскую Лабораторию спортивно-гоночных машин, а потому достаточно раскрепощенного в плане принятия нестандартных инженерных решений.

И уже Родионов объединил для работы над новым ЗиЛом наиболее талантливых, с его точки зрения, заводских специалистов. В команду вошли Б.Н. Мамаев, Е.З. Брем, Б.Ф. Кузнецов, Л.Н. Гусев, Н.А. Алексеев, А.И. Овсянников, Г.Р. Гейликман, В.Д. Фролов, Г.И. Каюков, Д.Б. Брейгин, П.С. Тарасенко, А.А. Надь, А.А. Тарутин, С.Н. Петров, Б.С. Голубев, Г.И. Гольдберг, М.И. Фридман.

“A” ©

На этом месте я ненадолго прерву рассказ о самом автомобиле, чтобы сместить исторический контекст. Если вы зайдете в музей ЗиЛ в Москве и посмотрите биографии и достижения каждого из этой группы конструкторов, то сразу поймете, что в СССР во второй половине ХХ века работали просто уникальные инженеры, способные решить любую поставленную задачу. Если бы перед ними поставили задачу сконструировать настоящий «народный автомобиль», который бы стал хитом международных автосалонов (и по качеству, и по стоимости), они бы сделали это.

Но вместо работы в реальном секторе экономики, работы на массового потребителя они тратили годы на разработку штучных «членовозов» для генсеков. Это при том, что в стране к середине семидесятых уже накопилось огромное количество нерешенных народнохозяйственных проблем, которые в итоге и похоронили экономику СССР. Похоронили потому, что талантливым инженерам не поручали их решать. Взять ту же систему отопления, которая в наших условиях съедает огромные средства – в советское время она была не просто затратной, а гиперзатратной, никто не задумывался над разработкой и производством экономичных отопительных систем или энергосберегающих строительных технологиях.

В той же Москве система центрального отопления в квартирах практически до 30% дорого тепла обогревала улицу из-за слабых теплоизоляционных свойств бетона. Батареи отопления не имели возможности регулирования поставляемого тепла. И, как результат, сегодня мы приобретаем все это энергосберегающее оборудование в Европе и США (по материалам http://www.gs-ks.ru/). И сегодня, когда энергосбережение является главным мировым трендом, нам остается лишь с горькой усмешкой вспоминать о том, как мы пускали “пыль в глаза” Западу, тогда как в этих странах экономика формировалась на реальном потреблении и на реально знаяимых для процветания трендах.