Поселок Байкальское. 2010 год.

— Я так и подумал, что с вами что-то случилось, когда я вернулся и не застал ни вас, ни легковой машины около фургона. — Рассказал мне Саша на утро. — Ты был очень сильно пьян, Эд. Вот видишь, как опасно пить много водки с сибирскими мужиками.
— Да, мы вчера все немного подурили. — Подключился к обсуждению Дима. — Я услышал, как от озера вечером ехал автомобиль, мы должны были обязательно проверить его.
— Какой автомобиль? Что ты придумываешь? Я был самый трезвый из вас, я помню, что мы просто поехали кататься на лед, — попытался я внести ясность. Но ясность никому этим утром не была нужна.

Ваня только усмехнулся, глядя на мой запал. На контрасте со вчерашним угрюмым поведением, сегодня он был очень приветлив со мной и много шутил. Я и не думал, что в таком суровом парне может скрываться столько искрометного юмора и добродушия.
— Ладно, мужики, давайте завтракать, — скомандовал Дима, — Эд, поторопись, я еду в Северобайкальск, могу тебя отвезти.
— Советую вам принять для опохмелки в дорогу по паре рюмок. — Наставительно заметил Саша, и продолжил, уже обращаясь ко мне. — Эд, не берите пример с некоторых наших мужиков, и никогда не выпивайте много утром, чтобы похмелиться. Так и начинается всегда следующая пьянка, и это может продолжаться без остановки. У нас тех, кто похмеляется утром алкоголем, считают алкоголиками. Нормальный мужик должен переболеть это состояние без выпивки.

Вид на Байкал. Поселок Байкальское. 2010 год.

Мы все сделали, как нам посоветовал Саша. За завтраком я понял, насколько вчера эти парни стеснялись моего присутствия и вынуждены были “фильтровать базар”, говорить не так, как они привыкли между собой. Сегодня они говорили уже, не стесняясь моего присутствия – то есть, они говорили одними матерными словами. Поэтому я абсолютно ничего не понимал из того, что они обсуждали между собой. Вдобавок у меня трещала голова и были абсолютно мокрые ботинки на ногах. После завтрака мы обнялись на прощанье с Сашей и Иваном, и мы с Димой отправились на Ладе в Северобайкальск.

Поселок Байкальское. 2010 год.

Когда мы приехали в город, я первым делом купил Галине большой букет роз. Она так расчувствовалась и застеснялась, что даже театрально поклонилась мне, принимая цветы. Я понял – в ее жизни такое происходит не часто. Галина приготовила мне в дорогу большой пакет с домашними пирогами и питьевой водой. Но, самое главное, она дала мне с собой сухие сандалии, поскольку мои боты были абсолютно мокрыми после вчерашних приключений на озере. Я хотел ей дать деньги за эти сандалии, мне было неловко, что я ввожу Галину в расходы из-за моих проблем. Но эта гордая сибирячка даже обиделась слегка, ни о каких деньгах она и слышать не желала.

Вид на Байкал. Поселок Байкальское. 2010 год.

— А где твой приятель Юра? — спросил я у Галины. — Я хотел бы с ним попрощаться тоже.
— А, не переживай, я его оставила дома. Он сейчас не в том состоянии, чтобы ездить по городу, он же пьет уже вторую неделю, и в поезде это было так, продолжение начатого. И когда ты уехал к Байкалу, он продолжал пить. Словом, не заморачивайся, это не твоя забота, он едва ли уже помнит тебя.
Я уже достаточно прожил в России, чтобы понимать, что она имеет в виду. Но я не думаю, что эти парни из рыбной полиции, с которыми я подружился у озера — Дима, Саша и Иван — настолько были пьяны, чтобы забыть наше знакомство. Я думаю, они не забыли, они другие сибиряки, мне так кажется.

Местное кладбище. Поселок Байкальское. 2010 год.

Галина проводила меня до самого вагона поезда на вокзале. У двери вагона она ласково попросила проводницу, чтобы та берегла меня на пути в Москву. Она знала, что я собираюсь потом заехать в Бурятию, в Таксимо. И поэтому попросила меня обязательно ей позвонить, и сообщить, что я добрался успешно, и чтобы я обязательно оделся теплее – там еще очень холодно. Честно говоря, я уже сомневался в том, что хочу в Таксимо, мне бы сейчас очень кстати оказался уже жаркий Крым, недельный отдых в береговое, позагорать под майским южным солнцем на песке. Впрочем, у меня такой характер – я еду туда, где мне интереснее, а не теплее. В Крым никогда не поздно попасть.
— Да, этого парня придется беречь, он в таком состоянии… Ты хоть в дверь сможешь попасть без моей помощи? — Насмешливый тон проводницы прервал мою минутную слабость.
— Конечно! Я всегда попаду в дверь вагона, — сказал я, и действительно вошел в вагон. Прощай, Северобайкальск!