Природа Байкала. Поселок Байкальское. 2010 год.

Раздавшийся с улицы громкий грозный звериный рев в одно мгновение переключил нас с этой скользкой и неприятной темы. Все встрепенулись и напрягли слух.
— Какого черта? Кто это был? — спросил я.
— Это медведь так просыпается в тайге, недалеко от того места, где мы с тобой повстречались, когда ты шел к поселку, — пояснил мне Дима.
— Серьезно? Значит, там было достаточно опасно мне прогуливаться? — я почесал затылок.
— Да нет, не особо опасно. Медведь, хоть и голодный со сна, не станет нападать на человека, даже голодный, он скорее начнет рыть корешки или пойдет на озеро ловить рыбу. Конечно, если этот медведь до этого ни разу не пробовал человечье мясо на вкус. Но можешь ли ты это определить на безопасном расстоянии от медведя и быть уверенным в том, что это так?

— Определить на расстоянии, ел ли медведь человека, вы шутите? — я рассмеялся.
— Эх, да с кем же это было то? — Дима обратился к Саше, но потом вспомнил сам. — Ах, да, Васька был на рыбалке на озере и увидел медведицу, которая просто пробегала мимо в другую совсем сторону. Васька испугался, внезапно ее заметив, и в сердцах крикнул ей вслед, мол, гребаная такая растакая! так медведица обернулась и побежала прямо на него.
— И что с ним случилось? — спросил я заинтригованный.
— А я не помню уже, — сказал Дима, — может, он выстрелом ее отпугнул, или сел быстро в машину и сбежал по льду, не помню уже, но цел остался, жив до сих пор.
— Интересно, а здесь есть люди, которые когда-либо сами убили медведя? — поинтересовался я.
— Бывали случаи, но крайне редко. — Вступил в беседу Иван. — Чаще рыбаки, они обычно берут с собой хорошие карабины на озеро с разрывными патронами. И то, рыбак скорее выстрелит в медведя, если пьян, а если трезвый, то быстрее уедет на машине к берегу. Ты же знаешь, что медведи тоже ловят рыбу на озере, у них это хорошо получается, пьяный рыбак может позавидовать медведю, вот тогда и пальнет со злобы…

Поселок Байкальское. 2010 год.

Вспомнив о рыбаках, Иван вдруг к чему-то прислушался и показал пальцем у рта, чтобы мы затихли. На далеком расстоянии послышался слабый гул работающего двигателя, гул приближался со стороны озера и становился громче. Саша высунулся из будки наружу, прислушался, и в следующее мгновение все зашевелились, собираясь.
— Пойдем все, готовьтесь, — приказал коллегам Саша, — Эд, ты остаешься в машине!
Саша и Дима с собой планшеты. Ваня сунул руку под откидную скамейку и достал оттуда складной автомат Калашникова, который тут же спрятал на груди под бушлатом. Втроем они вышли из машины на берег озера. Я остался в фургоне и через некоторое время увидел в окошко подъезжающий по льду пикап с открытым кузовом, на котором лежало несколько крупных рыбин. Трое мужиков на ходу соскочили с кузова пикапа, подошли к инспекторам и пожали им руки. Двое из них, как мне показалось, были братьями, оба были белобрысыми, короткострижеными. Третий был пониже ростом и постарше.
— Документы и разрешение на промысел, — строго обратился Дима к тому, что постарше.

На контрасте с утесом Байкал во льду кажется небесным. Поселок Байкальское. 2010 год.

Этот мужчина начал что-то говорить, но очень тихим сиплым голосом, хотя видно, что он старается говорить громко. Обычно таких показывают в школе в учебных фильмах, пропагандирующих вред курения.
— Как зовут? — Спросил его Дима.
— хррр-хррр…
— Что здесь делаешь?
— хррр-хррр-хррр…
— На озере долго времени были?
— хррр-хррр…
— Совсем скурился?
— хрррр…
Мне стало жаль этого человека, с пропитым лицом, потерявшим от курения голос. Ему бы пожить в других условиях, на юге, бросить курить, пройти лечение в израиле (там и климат для легочных больных благоприятный). А вместо нормальной здоровой жизни он вынужден на ледяном ветру заниматься браконьерством ради пропитания. Дима внимательно выслушал этого человека, записал его ответы, Саша взял у всех троих документы и снял с них копии в машине. Иван все это время стоял молча чуть в стороне, отрешенно скрестив руки на груди. Каждый из действующих лиц прекрасно знал, что нужно вести себя так, чтобы ему не пришло в голову поменять свою позу.

Природа Байкала. Поселок Байкальское. 2010 год.

Видимо, у этих парней все было в порядке с разрешением на промысел, и вскоре машина беспрепятственно продолжила путь в поселок Байкальское. Все три инспектора Рыбной полиции снова запрыгнули внутрь фургона.
— Так где ты остановился в Северобайкальске? — Спросил меня Дима, когда все расселись за столом.
— Я остановился у бабушки, — удивление мужиков не осталось для меня незамеченным.
— У своей бабушки?
— Да нет, не у моей, — ответил я. Меня мучило некоторое беспокойство относительно того, уместно ли им рассказывать о том, как я встретил женщину Галину, но потом подумал, врядли они трезвенники, они меня поймут, и я все рассказал. — Понимаете, когда я ехал на поезде из Красноярска, я пил водку с какими-то дружелюбными людьми. Я не помню, как мы высаживались по прибытии в Северобайкальск, но утром я проснулся в доме у Галины. Мы с ней переспали, и она предложила пожить у нее с бабушкой.

Поселок Байкальское. 2010 год.

Некоторое время парни смотрели на меня с недоумением, переглядывались между собой, как бы пытаясь увязать мой внешний вид с обычной для Российской глубинки житейской историей. Вернее, они, наверно, просто не сразу поверили в то, что это может быть правдой – правдой применительно ко мне. Первым начал хохотать Саша, следом не выдержал и Дима, и даже суровый Иван под конец не выдержал — все трое ржали буквально до слез несколько минут, держась за животы, их лица от хохота стали багровыми. Потом они все же пришли в себя постепенно, и Саша спросил меня: Эд, ты водку пить будешь?
— Да, конечно, я бы выпил водки, у меня еще есть легкое похмелье, и, как у вас говорят — за знакомство!
И уже деловое мирное шуршание, сопутствующее приготовлению к распитию водки наполнило пространство фургона. На столе освежили закуску, достав свежего зеленого лука, нарезав еще хлеба и почистив лежащие сваренные яйца. Саша откуда-то из под откидной скамейки деловито достал бутылку водки, машинально крутанул ее в ладонях, стукнул по донышку ладонью, и пробочка, пшикнув, соскочила с горлышка. Разлили по стопкам.