Так выглядит Петропавловская крепость из окна моего номера в отеле. 2010 год.

Кто-то меня абсолютно точно обманул в Амстердаме, сказав, что сейчас в конце октября очень тепло в Санкт-Петербурге, и туда обязательно нужно заехать на пару дней перед поездкой в Карелию. То ли эти люди с чем-то перепутали этот русский город на Северо-Западе России, то ли они просто мне позавидовали немного и решили подпортить мое путешествие в край русских средневековых поморов. Но начну по порядку.

Я не люблю бродить по городам, которые превращены в какие-то исторические памятники в России. Я вообще не люблю историю, а в России мне просто скучно -там нет нормального сервиса, как в Европе, к которому мы привыкли. Но я очень люблю дикую северную природу, люблю путешествовать на Белое море, в Карелию. Рыбалка в Карелии, на которую меня пригласили друзья, и была целью моего путешествия в Россию. Но когда я заказывал билеты до Петрозаводска, один приятель смутил мое сознание, он сказал, что я много потеряю, если не заеду в этот Санкт-Петербург, и мне там не понадобится теплая одежда, там сейчас теплее, чем в Амстердаме.

Это усыпальница Романовых. Санкт-Петербург. 2010 год.

Я ему поверил, но как я ошибся. Да еще и отель мне заказали в агентстве напротив этой страшной Петропавловской крепости, куда мне приходилось два дня ходить, чтобы как-то убить время до поезда в Петрозаводск, на который я взял заранее билет. Вы видите на этом фото – вот такой Петербург в конце октября, он таким был двое суток, и не понимал, что я там делаю. Но зато я прекрасно понимаю тех русских, которые беспробудно пьют водку. Разве можно жить в трезвом состоянии в таком климате? Можно, и поэтому трезвая половина русских тихо сходит с ума, мне так кажется.

О, я на верном пути, но пока только следы замужних красавиц Санкт-Петербурга. 2010 год.

Хотя моя подруга, узнав, что я в Санкт-Петербурге, немного заревновала меня (я же ей честно сказал, что лечу в карельские леса ловить рыбу, а здесь вдруг оказался в большом городе), и она решила занять мое время посещением неинтересных достопримечательностей. Вот так я оказался около усыпальницы Романовых. Зачем там столько зеленого, мне непонятно, ведь имперские цвета России всегда были белый, синий и золотой. Но я продолжал идти по вкусному следую, я искал замечательных русских красавиц, о которых два столетия пишут русские поэты много восторженных стихов. Но пока нашел только след уже арендованных на неопределенные сроки женщин, о чем свидетельствуют эти замки.

Это такой у них памятник Петру - основателю империи. Санкт-Петербург. 2010 год.

Но немного побродив по Петропавловской крепости, я вдруг встретил одну красавицу, которую уже вел за руку новоиспеченный жених. Б-р-р-р, как можно выходить замуж в такую погоду в таком холодном городе? Я не понимаю. Туристы, которые стоят под этими трехсотлетними воротами в шубах, мне кажется, со мной согласны.

О, я чуть-чуть всего опоздал, она только что вышла замуж. Санкт-Петербург. 2010 год.

А этот странный памятник Петру работы Шемякина внушает надежду и многое объясняет в характере русских людей. У них неисчерпаемое чувство юмора. Они с юмором женятся при любой погоде в летнем костюме и свадебной фате. Они способны терпеть в бывшей столице империи такой издевательский памятник главному реформатору России, который и сделал ее великой мировой империей.

Угадайте, какое из этих блюд можно есть безопасно для здоровья? Санкт-Петербург. 2010 год.

Угадайте, какое из трех блюд (не считая питьевой воды) можно съесть в Петербурге без опаски? Я честно попробовал эту картошку, но так и не понял, из какого сорта крахмала ее производят. Если в России вся картошка такая, то голландским фермерам еще долго можно не бояться конкуренции со стороны российских крестьян. Они, наверно, выращивают хорошую картошку, но потом из нее получается вот это невкусное блюдо. Про котлету могу сказать, что я их тоже честно попробовал – в горячем виде они мне показались полужидкими, а когда остыли, они мне показались сделанными не из мяса. Я люблю мясо, поэтому петербургский ужин останется лишь на фотографии, а не в моем желудке. Из всего этого можно съесть только пирожное.

Пора всех недобросовестных российских бизнесменов и чиновников переселить в такие жилища. Санкт-Петербург. 2010 год

И последнее. Мне кажется, что бизнес в России совсем отбился от рук, и мистер Путин слишком либерально смотрит на это безобразие. Пора давно увеличить количество вот таких гостиничных номеров, как в музее Петропавловской крепости и туда отправлять думать о жизни тех, кто делает такие котлеты, такую картошку. А еще бы я отправил на эту койку на полгода того своего приятеля, который меня подговорил заехать в Петербург в конце октября. Возможно в другое время года этот город интереснее и приветливее, возможно, там даже кормят в других местах вкуснее, но у меня не осталось времени думать об этом, я сажусь в поезд, меня ждут друзья в Петрозаводске.