Макет кузова автомобиля «Старт».

В основу силовой архитектуры «Старта» легла сварная рама, сконструированная таким образом, чтобы «примирить» оставленное почти без изменений волговское шасси с оригинальным кузовом вагонного типа. В результате двигатель, расположившийся в пределах колесной базы, оказался не просто в салоне, но даже основательно выступал назад за линию, образованную спинками переднего ряда сидений.

Смещение двигателя назад по сравнению с «Волгой» позволило использовать укороченный карданный вал без промежуточной опоры. Ширина волговских мостов ограничивала создателей кузова по этому габариту, но и ее вполне хватило, чтобы в «рядок» разместить сиденье водителя, «горб» моторного отсека и пассажирское сиденье.

Кузов по конструкции и дизайну получился уникальным и футуристичным. Да, аэрокосмический стиль с его «плавниками» и барочными «архитектурными излишествами» в начале 60-х, когда «Старт» проектировался, уже выходил из моды, но нельзя забывать, что, во-первых, этот стиль эксплуатировал, прежде всего, непомерную длину передних и задних крыльев трехобъемных автомобилей; использование его достижений при проектировании кузова вагонного типа являлось новаторством. А, во-вторых, так уж получилась, что аэрокосмический стиль, безотносительно к автомобильной моде, лег в основу представлений простых советских людей того времени о технике будущего. Создавая облик уникального автомобиля, Андрос не приседал в запоздалом реверансе американскому автопрому, а рисовал «машину Будущего».

И еще примечательный факт. Весной 1962 года в Сокольниках проходила Итальянская промышленная выставка, на которой в числе прочих экспонатов был представлен макет автомобиля кузовного ателье Carrozzeria Ghia S.p.A. – концепт-кар «Selene», созданный дизайнерами Томом Тьярда и Серджио Сарторелли под руководством Луиджи Сегре. Макет легкового автомобиля вагонного типа подразумевал заднее расположение двигателя, но в остальном идеологически был очень близок к формату северодонецкого детища. Трудно сказать, видел ли Андрос эту работу итальянских дизайнеров, но некоторое сходство созданного им кузова с «Селеной» наблюдается. Столь же решительно отдельным от салона объемом выполнен багажник, столь же акцентировано «фонарь» салона смещен вперед относительно колесной базы. Да и треугольная стойка «вершиной вниз» в линии боковых окон – не самое распространенное решение.

Несомненным достижением Андроса стали бамперы, выполненные одним целым с кузовом, как его элемент. В остальном автомобиль был вполне предсказуем: классическая компоновка; по одной «персональной» двери для сидений первого ряда, еще одна дверь с правой стороны кузова, открывающая доступ в пассажирский салон, отдельный багажный отсек с собственной крышкой. Плюс оперение, заимствованное у серийных машин.

“A” ©