М-3-5-4.

Достаточно назвать «Москвич-424ИЭ» – универсал в экспортном исполнении или праворульный экспортный «Москвич-412П», спидометр которого градуирован в «милях в час», или микроавтобус РАФ с салоном VIP-класса. Таких в 1993 году по спецзаказу изготовили всего 5 штук. Единицами исчисляются уникальные экспериментальные малолитражные джипы «Москвич-415», построенные на МЗМА в 1958 году. Кузов одного из них – в собрании Михаила.

М-3-5-4.

В начале 70-х на АЗЛК создали серию перспективных прототипов серии «3-5». В общей сложности пять штук. До наших дней сохранились два из них. Демонстрационный образец «3-5-6» экспонируется в одном из московских музеев, а единственный экземпляр «3-5-5», прошедший Государственный испытания, заслуженно отдыхает во дворе дома Красинца. Словом, в собрании Михаила Юрьевича есть экземпляры, обладающие немалой коллекционной ценностью (а значит и рыночной стоимостью). Время от времени Красинец получает от «правильных» частных коллекционеров заманчивые предложения продать тот или иной автомобиль. Красинец не соглашается, несмотря на то, что одна такая сделка позволила бы безбедно жить пару лет. Но что значит «жить», если в понятие «жизнь» Михаил вкладывает только то, что связано с его делом? Да, денег от продажи одного из раритетов хватило бы на полную реставрацию какого-нибудь из оставшихся. Но вы попробуйте – предложите матери продать одного ребёнка, чтобы вылечить другого.

М-3-5-4.

Я довольно долго пытался выпытать у Красинца – сколько, по его мнению, необходимо средств для приведения всех машин в полный порядок, для благоустройства территорий и обеспечения организованной работы его музея. Он довольно долго уходил от прямого ответа. Потом мне стало понятно, что Михаил Юрьевич, в отличие от Шуры Балаганова, никогда не пытался выразить свое понимание «полного счастья» в денежном эквиваленте. Причем не от избытка романтизма, а из трезвого понимания, что таких денег все равно никогда не будет – так к чему праздной калькуляцией заниматься? Тем не менее я был настойчив, и Красинец сдался. Вздохнул и сказал: «Думаю, что не меньше миллиона. Долларов», что и говорить – новинки японского автопрома стоят в пятьдесят раз дешевле, но это тема для совсем иных любителей автомобилей.

М-3-5-4.

На этом историю можно было бы закончить. Выводы очевидны и, увы, безрадостны. В утешение можно лишь пролепетать что-нибудь в духе «дорогу осилит идущий», но это будет неискренне. Тем не менее, хочу вернуться к аллегории, с которой начал – о душах автомобилей и их воздушных (в буквальном смысле слова!) мытарствах. В христианской традиции «воздушными мытарствами» называют один из этапов посмертных странствий человеческой души в первые сорок дней после смерти до ее отправки к месту ожидания Страшного суда. И именно от успешности прохождения воздушных мытарств зависит степень комфортности ожидания этого великого мероприятия. Душа может провести время в радостном предвкушении, а может и в невыносимых муках ожидания заслуженной кары. Почти все зависит от результатов «поединков» с бесами, к чему воздушные мытарства и сводятся. Душам автомобилей, оказавшимся после смерти в собрании Красинца, угрожают бесы равнодушия и забвения. И противостоять им помогает Михаил Юрьевич. Как может и чем может. В любом случае он играет на стороне Света.

“A” ©