Российское пиво было вкусным и недорогим - мы в нем буквально купались.

Предыдущую часть читайте здесь.

Сегодня считается хорошим тоном посмеиваться над той финансовой политикой России, проводимой правительствами при президенте Путине, которую некоторые граждане презрительно называют «стабилизец». Это странно, поскольку созданный стабилизационный фонд и жесткое регламентирование расходов из этой копилки позволили пройти нам почти безболезненно первый этап мирового финансового кризиса: во-первых, без резкого обвала рубля и скачка инфляции эдак процентов на 400; во-вторых, мы весь этот буфер оплатили своими накоплениями в бюджете, почти без заемов у МВФ. И странно другое – люди как будто забыли, что такое был настоящий «стабилизец», тогда, при Ельцине.

А было вот что. Под развал и разоружение СССР МВФ выделял России огромные финансовые транши (как полагается, в долг под проценты), которые публично назывались вполне безобидно – «поддержка стабилизации российского рубля». Его и поддерживали, вернее, подпирали, и рубли к концу 1995 года стабилизировался на отметке 5000 рублей за доллар США, что позволило Ельцину провести популистскую акцию деноминации рубля – 1 к 1000, то есть, доллар стал стоить 5 рублей, и на этой отметке замер на пару лет, как оказалось впоследствии, чтобы потом стремительно рухнуть на 600% и более во время дефолта 1998 года.

Пляжные закусочные торговали недорогими курами, поджаренными в гриле.

Простой народ не знал тогда в 1997 году, в чем подвох, но на всякий случай «стабилизировавшемуся» рублю не особо доверял, все расчеты предпочитали по возможности вести в долларах, и это отражалось на любых ценах – все зависело от того, чем вы платите, рублями или долларами. И особенно заметна эта настороженность была в регионах вдалеке от Москвы. Я это ощутил на курортных ценах в той поездке к российскому берегу Черного моря. И все начиналось с того, что в официальных (или полуофициальных, мы не проверяли) пунктах обмена валюты по всему побережью доллар принимали не по пять рублей, а по семь-восемь (а продавали и по десять рублей).

Пляжи все были бесплатными, но никакой инфраструктуры (лежаки, зонты) еще не было.

Точно также это отражалось на всех ценах. Например, снять две комнаты в домике на берегу стоило в рублях по 15 рублей с человека (на четверых 60 – 12 долларов), но если вы меняли перед этим доллары по 7, то выходило меньше 10 долларов. А если вы предлагали хозяевам расчет не в рублях, а в долларах, то те же комнаты вам сдавали по 8 долларов за всех в сутки. Люди чувствовали, что «стабилизец» является искусственно созданной на международные займы иллюзией, и они не доверяли рублю, и всеми силами стремились копить сбережения в долларах. Это же касалось и цен на все на базарах, в закусочных, частных заправочных станциях – везде на черноморских курортах существовало два параллельных курса расчетов – официальный курс рубля теоретически подразумевался, а практически существовал курс реальных представлений граждан о том, сколько доллар должен стоить, и сколько стоят их услуги в ненадежных рублях и надежных долларах.

Каждый вечер мы встречали с ощущением - еще один день прожит не зря.

Многим, кто не прошел в сознательном возрасте тот период, для кого отзывы об отелях в Турции, Египте, ОАЭ или тех же российских черноморских курортах интересуют с позиции, что включено во «все включено», где «четыре звезды» тянут на пять, а где и трех не стоят – так или иначе подразумевается, что цены в долларах или в евро не имеют своих местных «народных» курсов оборота. Я и последующие годы ездил в Геленджик, Анапу, Сочи (уже после дефолта во времена нынешней стабилизации), но уже все нормализовалось. Доллар принимали везде строго по курсу, все расчеты велись только в рублях, двух валютной ценовой разницы не существовало. Таким образом было видно, что это и есть настоящая стабилизация, и это надолго, и это не иллюзия «стабилезеца», которая была у нас пятнадцать лет назад.

Популярная в конце девяностых песня “Бухгалтер” – группа “Комбинация”.

Читайте дальше.