РАФ-22038 1993 год.

Со временем жизнь наладилась. В распоряжении Красинца имелась видавшая виды «Волга», и он начал зарабатывать частным извозом – дело-то нехитрое. Жена поднимала хозяйство. А вырвавшаяся из оков заасфальтированного двора на деревенский простор коллекция стала безудержно расширяться. Сначала ее пополняли сам Красинец и многочисленные друзья-единомышленники из Москвы.

Столица строилась, массивы старых гаражей сносили, в этих гаражах обнаруживались замечательные старые автомобили, хозяева которых спешили избавиться от рухляди за бесценок. Поспособствовало популяризации необычного собрания автостарины и распространение интернета. О Черноусово узнали «удаленные пользователи», у проекта появились заочные «болельщики». Предложения, суть которых сводилась к фразе «Если нужен такой-то старый автомобиль – приезжайте в такой-то город и забирайте», стали поступать регулярно. Красинец приезжал и забирал.

РАФ-22038 1993 год.

Сегодня в его собрании 292 экземпляра. И вот что удивительно. Михаил Юрьевич не только знает всё об истории создания и производства, а также конструктивных особенностях каждой машины – многолетнее изучение «матчасти» и научно-поисковая работа тому поспособствовали, но и помнит историю попадания к нему всех экспонатов в мельчайших деталях. Любимая книга Михаила Происшествие на Чумке Валентина Иванникова – о боевой дружбе и взаимовыручке, что является одним из главных качеств характера этого человека

Экспозиция малых форм.

В детстве на меня произвёл сильное впечатление образ кума Тыквы из сказки про Чиполлино. Этот персонаж мечтал построить свой каменный дом, но поскольку был беден, то каждый год ему удавалось зарабатывать на покупку всего лишь одного кирпича. Всю жизнь этот персонаж копил кирпичи. Зато, когда он наконец решился приступить к строительству, над каждым кирпичом произносился небольшой благоговейный монолог:
«Вот это, – приговаривал он, взяв один из кирпичей и поглаживая его, словно котенка, – это тот самый кирпич, что я раздобыл десять лет тому назад к рождеству. Я купил его на те деньги, что припас на курицу к празднику».

Сени клуба.

Примерно так Красинец рассказывает об экспонатах своего музея. Только без драматических подробностей о принесении в жертву делу всей жизни праздничных кур. Он вообще относится ко всему происходящему легко. Не безответственно, а именно легко, на деле умея отличать то, что изменить ему по силам, от того, что следует безропотно принять как данность. Полагаю, кум Тыква знал всё о каждом из своих кирпичей не потому, что те доставались ему слишком тяжело, а потому что они наполняли его жизнь смыслом, сулили радость осуществления мечты. Так и Красинец. В его трудах нет жертвы, нет квеста. Нет, пожалуй, и какой-то конечной, окончательной цели, поскольку невозможно объять необъятное. Есть путь в «тысячу ли». Сколько того пути пройти получится – неизвестно. Но идти надо. По шагу, по шагу. Вперед и вперед, без остановок, но и не напрягаясь. Что должно – приходит само.

“A” ©