«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года.

Демократична ли выставка? Не заслуживает ли она того, чтобы заклеймить ее как «пир во время чумы»?
По́лноте! Во-первых, где вы видите «чуму»? Во-вторых, не ест тот, кто не работает, так что доступ на пир открывался всем, кто в состоянии был потратить на входной билет 500 рублей. По московским меркам – совсем немного. И, в-третьих, одно из достоинств «Олдтаймера» заключается в том, что он позволяет мирно уживаться на своей территории и «хижинам», и «дворцам».

Вот два солидных бизнесмена обговаривают какую-то ооооооочень серьезную сделку, обсуждают грузоперевозки в Кирове; а вот вполне бюджетного вида папа ведет за руку ошалевшего от обилия впечатлений сынишку в потрепанной куртке. Вот стенд с запчастями для отечественных ретро-автомобилей, каждая из которых выглядит так, будто только что с заводского конвейера, а цена вполне сопоставима с ценами на подержанные иномарки, а вот – развал с аналогичными изделиями, сваленными в кучу. Половина из них не вполне исправны, но – немного возни в гараже, и всё заработает. Вот небольшой бар, самая дешевая бутылка пива в котором сто́ит 150 рублей. Ну, так не покупай пиво в баре на выставке! Если очень хочется, можно выйти из «Крокуса» и в пяти минутах ходьбы купить такую же у метро за 50.

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года.

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года. А уж о зрелищах говорить и вовсе смешно. И выступление группы «Короли Твиста», и просто стройные ножки девушек, украшающих собой некоторые автомобили, были одинаково доступны для восприятия всеми категориями граждан. Эти декоративные девушки – отдельная песня. Не знаю, как на автомобильных выставках, а у художников фигурки людей или животных, которые вносятся в пейзаж для его оживления, называются «стаффаж». Если учесть, что «прикрепленные» к некоторым машинам девицы в откровенных или стилизованных нарядах не несут никакой смысловой нагрузки и просто оживляют композицию, то их смело можно назвать «стаффажем».
Наблюдать за этими барышнями довольно любопытно. Во время стихийного наплыва посетителей к той машине, которую девица призвана оживлять, она честно отрабатывают свой хлеб, то есть томно облокачивается на капот, выпячивая попку, или ставит на крыло соблазнительную нижнюю конечность, или просто интересничает, принимая грациозные, по ее мнению, позы. Апофеозом стаффажного труда становятся фотосессии, время от времени устраиваемые профессиональными фотографами. В ходе фотосъемок девушки демонстрируют всё, на что способны и чем их наделила природа. И это нормально. Но когда нет ни съемок, ни наплыва посетителей, барышни скучают. И в этот момент из «моделек» превращаются в обыкновенных усталых девчонок. Сядет барышня на капот (который сто́ит полмиллиона рублей), сидит, глазами хлопает, позевывает, ворон считает. Вот это я понимаю – стаффаж!

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года. Людей с фотоаппаратами можно разделить на две основные категории: одни приходят фотографировать автомобили, другие приходят фотографироваться рядом с автомобилями. В последнем я не вижу ничего дурного. Людям свойственны попытки опосредовать свое бытие в ясных и однозначных свидетельствах, материализовать ощущение «я есть». И почему-то особенно яркими доказательствами бытия считаются снимки на фоне «слона». В роли слона может выступать Эйфелева башня или памятник Петру I, или некая знаменитость, позволившая рядом с ней сфотографироваться. На «Олдтаймер-галерее» слонов полным-полно. Можно сказать, она одними лишь слонами и наполнена. И трогательно наблюдать, как, например, к «Феррари», предварительно отогнав от автомобиля стаффажных девочек, аккуратно пристраивается слободского вида паренек со своей незатейливой подругой, как делают ребята торжественно-серьезные лица и замирают в ожидании момента, когда из фотоаппарата вылетит… вспышка.

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года.

Я вовсе не смеюсь над этими людьми. Я и сам у пары машин сфотографировался.

“A” ©