М-72.

Михаил и Марина – коренные Москвичи, выросли в Сокольниках. Миша родился в 1958 году, его будущая жена – пятью годами позже. Обыкновенное советское детство, обычная советская юность. Красинец окончил автодорожный техникум, и в дальнейшем любая его работа была связана с машинами.

Михаил Красинец и кот Кузя. С особой теплотой он вспоминает годы, проведенные в спортивном бюро АЗЛК, куда парень устроился в 1979 году. «Дослужился» там до механика сборной СССР, готовил и обкатывал автомобили, переоборудованные для ралли и ипподрома. Сам принимал участие в соревнованиях и со временем «накатал» звание Кандидата в мастера спорта по ралли и кольцевым гонкам. Многочисленные же врожденные таланты позволяли не только совершенствоваться в искусстве ремонта и усовершенствования механической «начинки» машин, но и освоить кузовные работы, и даже участвовать в «художественной росписи» гоночных автомобилей. В активе Михаила участие в реставрации «Москвичей» для создаваемого музея АЗЛК. Эти годы и сформировали живой интерес Красинца, во-первых, к автотехнике как элементу истории и культуры, а, во-вторых, к ставшей родной марке «Москвич».

Личный автомобиль Красинца.

Когда в 1989 году Михаил узнал о том, что в Люберцах продаётся «Москвич» первого поколения редчайшей разновидности – с открытым кузовом кабриолет – купил, не задумываясь. Две тысячи по тем временам было не слишком много, но и не мало. Новая «Ока», например, стоила 3,5 тысячи. Но это же был «отец» всех современных «Москвичей»! Пусть не в идеальном состоянии, но есть руки, и растут они откуда надо. Дальше – больше. Появился второй старичок-«Москвич», третий… Начала формироваться одна из самых необычных в мире коллекций ретро-автомобилей.

Сени клуба.

Марина Красинец ожидает мужа. Необычна она была состоянием экземпляров. Дело в том, что коллекционирование машин – хобби толстосумов, ездящих на родстерах и предпочитающих туры на Бали, поскольку ценность коллекции зависит не от количества её «единиц», а от раритетности каждого объекта и степени его сохранности. Иными словами, автоколлекционером принято считать того, кто способен купить, например, одну «Испано-Сюизу» 1919 года и вложить в её реставрацию порядка миллиона долларов, а не обладателя пары десятков «убитых» массовых малолитражек. Но Красинец, скупая за бесценок или просто подбирая брошенные гнить во дворах полуразобранные автомобили, думал вовсе не о нынешней их коллекционной ценности, а о будущем. Он прекрасно понимал, что сегодняшняя «избыточность» некоторых моделей закономерно приводит к массовой их гибели, и завтра что-то может оказаться безвозвратно утраченным. Карьера Михаила складывалась ни шатко, ни валко. В начале 90-х озаботившееся прибылями ДОСААФ лишило поддержки автоспорт, Красинец ушел на «вольные хлеба», зарабатывая на жизнь своими знаниями, опытом и руками – неизменно в автомобильных ремеслах. На жизнь хватало, а вот о серьезной реставрации своей необычной коллекции речи не было.

“A” ©