Спасение нашей Лады. Поселок Байкальское. 2010 год.

— А почему бы и нет, — с улыбкой сказал Дима. И Иван быстро достал из багажника своей Лады новую бутылку. Поэтому мы без промедления снова собрались за столом внутри фургона.
— Эд, а у тебя есть подруга в Москве? — спросил Дима, когда мы уже пропустили по стопке из новой бутылки.
— Конечно, — ответил я.
— А почему ты не взял ее с собой? Мне кажется, ты оставил ее умышленно, чтобы спокойно покадрить здесь сибирских девчонок.
— Да нет, я как-то не думал об этом даже…
— Когда ты собираешься жениться на своей подруге? — перебил он меня конкретным вопросом.

— Что ты имеешь в виду? Я знаком с ней всего пару месяцев. Мне кажется, что это слишком маленький срок, чтобы даже думать о такой вещи, как женитьба на ней.
— А она знает, что ты не собираешься на ней жениться?
— Почему не собираюсь? Я сказал лишь, что еще об этом не думал. Знаете, другое дело, если бы я с ней общался уже несколько лет и не делал предложения, тогда, понятно, это бы выглядело странно.
— Знаешь, но здесь, в Сибири такие фокусы не проходят. Если ты переспал с девушкой без намерения жениться на ней, ее отец или старшие братья могут из тебя дух выбить. И единственным способом избежать расправы окажется только официальное предложение выйти за тебя замуж. Другое дело, если ты заведомо завел отношения с девушкой легкого поведения, о которой все знают, кто она, в этом случае ты не обязан давать ей брачных обязательств и брать ее в жены.

Местные рыбаки едут на озеро на мотоцикле. Поселок Байкальское. 2010 год.

Как-то мне стало душно от этого разговора, эти парни или специально меня дразнили, или не могли понять меня, я не выдержал.
— Мужики, честно, я рад тому, что в Сибири такие строгие нравы, но я на ваших скромниц здесь и не посягаю. К чему этот разговор? Знаете, я привык жить в Москве, там иначе ко всему этому относятся родители девушек, и никто не прибежит из родственников моей подруги выбивать из меня дух, если ей просто хорошо со мной без похода в ЗАГС. Знаете, бывают такие отношения у людей, когда устраивают просто друг другу праздники в жизни. Понимаете? Как проведение детских праздников – вы устраиваете детям праздник, вы радуетесь их веселому настроению, гладите их по головкам – всем хорошо. Но это же не означает, что вы решили их всех усыновить. Вот так и между молодыми людьми в Москве такие отношения – нам хорошо вместе, но никто из нас не подразумевает обязательным условием как результат создание семьи. Сейчас. Потом, кто знает, а сейчас нам просто хорошо так, как у нас есть. И давайте свернем тему, повода для нее я вам не давал в Сибири.

Вид на Байкал. Поселок Байкальское. 2010 год.

Тем временем мы допили за разговором и эту бутылку, и сходили в поселковый магазин за другой. разговор снова продолжил Дима.
— Так, Эд, ты знаешь, что очень скоро у нас будет юбилей победы в Отечественной войне? Мне интересно, что у вас в школе рассказывают об этой войне на уроках истории? Я слышал, что в Англии и США учителя рассказывают, будто эту войну выиграли США.
— Нет, у нас учат тому, что войну выиграли союзники, а СССР потерял больше всего людей – более 22 миллионов, кажется.
— Правильно, — продолжил Дима, — но в наших школах по истории учат тому, что именно СССР решил исход этой войны. Как у вас называется эта война?
— Вторая Мировая.
— А мы ее называем Великой Отечественной войной.
— Интересно, — сказал я, — у меня нет комментариев.
— А в армии все молодые парни служат у вас в Англии? — спросил Ваня.
— Нет, это необязательно.
— А в России каждый обязан пройти срочную армейскую службу. Я служил в Чечне, и даже воевал против боевиков.

Вид на Байкал. Поселок Байкальское. 2010 год.

— Да? — Оживился я. — Ты даже, возможно, воевал против отряда сегодняшнего руководителя Чечни Рамзана Кадырова? Мне очень интересно, если бы имел возможность задать вопрос Путину или Медведеву, ты бы поинтересовался у них о том, как такое может быть – они поддерживают бывшего боевика, который стрелял и убивал их солдат?
— Да, я сталкивался с Кадыровым. Да ты, часом, не шпион? — Ваня улыбнулся, чтобы я понял, что это шутка.
— А что вы, Саша и Дима, где служили, если это не секрет?
— У нас все прошло значительно проще, — ответил за обоих Дима, — наши братья старшие служили как раз перед нами, они нас научили, как сделать так, чтобы попасть служить в неопасное более легкое место. Служба службой, но от места зависит, где и как служишь. Это такая тема, знаешь, здесь в Сибири нормальные парни почти все служат в армии, и считают это правильным, но это не значит, что мы дураки и стремимся лесть на рожон, в места, где идет война. Тем более, если идет не совсем нам понятная война, как это было в первой чеченской войне.

Байкальский пейзаж. Поселок Байкальское. 2010 год.

Водка лилась рекой, постепенно все интересующие нас темы закончились, и в этот момент кому-то пришла в голову блестящая идея – прокатиться на озеро. Мы поехали на Ладе, за руль сел веселый Дима, который постоянно вилял рулем, объезжая торчащие торосы. Попутно мы допили бутылку водки и съездили за новой в деревню, и снова вернулись на озеро. Я первым обнаружил опасность впереди в виде чернеющей небольшой полыньи. Но Дима был настолько пьян и увлечен, что заметил полынью слишком поздно. Правда, он успел затормозить, поэтому наша Лада въехала в воду только передними колесами. Понятно, что назад выехать из этого положения мы уже не могли, и машина могла утонуть, соскользнув в полынью. В одно мгновение мы повыскакивали из машины и начали подкладывать доски под колеса, чтобы задний привод зацепился и Лада выехала. Но ничто не помогало, мы все промокли до нитки и вымерзли на леденящем байкальском ветру. Руки буквально сводило от соприкосновения с водой и льдом. Последнее, что я помню, это был приближающийся полноприводный ГАЗ-66 с фургоном, за рулем сидел Саша. Я понял, что мы спасены, и отрубился.