В 1960 году был создан «концепт-кар» СМЗ С-4Б

А теперь самое время вспомнить о разработках, готовящихся на смену трехколесной СМЗ С-3Л. Первой ласточкой можно считать прототип горьковских конструкторов ГАЗ-18. Началось все в 1955 году, когда группа ветеранов из Харькова в преддверии 10-летия Победы написала коллективное письмо в ЦК КПСС о необходимости производства полноценного автомобиля для инвалидов.

Задание «спустили» находившемуся в те годы в «фаворе» ГАЗу. За конструирование по собственной инициативе взялся создатель ЗиМа (а позднее и «Чайки») Николай Юшманов. Поскольку он понимал, что на горьковском заводе этот автомобиль осваивать все равно не будут, то фантазию свою ничем не ограничивал, и в результате опытный образец, появившийся в конце 1957 года, выглядел так: закрытый цельнометаллический двухместный двухдверный кузов стилистически напоминал «Победу».

Двухцилиндровый двигатель мощностью около 10 л.с. представлял собой «половинку» силового агрегата «Москвич-402». Главной же «изюминкой» этой разработки было применение гидротрансформатора КПП, позволяющего обходиться без педали или рычага сцепления и резко сократить число переключений, что для инвалидов было особенно важно.

В том же году (к 40-летию Великого Октября!) под руководством Б. Фиттермана Научным «автомоторным» институтом была сконструирована перспективная «инвалидка» НАМИ-031. Это была машина со стеклопластиковым трёхобъемным двухместным двухдверным кузовом (как впоследствии у СМЗ С-3Д) на раме, с задним расположением двухцилиндрового ирбитского мотоциклетного двигателя (очевидно, версии М-52), который при рабочем объеме 498 см3 развивал 13,5 л.с. От серпуховской мотоколяски эту модель, помимо двухцилиндрового двигателя, отличали гидравлические тормоза.

Справедливости ради следует отметить, что и на самом Серпуховском автозаводе предпринимались попытки усовершенствовать собственную продукцию. В 1960 году был создан «концепт-кар» СМЗ С-4Б – совершенно новое двухместное закрытое купе, правда, с «начинкой» от серийной «моргуновки».

Ни один из этих проектов, как известно, реализован не был по одной простой причине: Серпуховский мотоциклетный завод, несмотря на социальную значимость производимой им продукции, находился в положении «пасынка» отечественного автопрома. Для освоения прототипов предприятию не хватало не только опыта, но, прежде всего средств, оснащения и производственных мощностей.

“A” ©

PS. Мне кажется, что напрасно сейчас многие современники критикуют сам механизм плановой экономики, я думаю, в самой системе “pro plan” ничего регрессивного не было. Просто у нас цвет кошки поставили во главу кадровой политики, а выполнение задчи по ловле мышей шло по остаточному принципу. Проблема была в кадрах, которые, к сожалению, у нас чаще ориентировались на мнение руководства. Но это отдельная тема и не для этого блога.