На базе ЗиС-110 проект "Москва"

Предыдущую часть читайте здесь.

Считать Росткова полноправным автором дизайна ЗиС-101 нельзя, однако командировка в Штаты дала Валентину Николаевичу очень много. Именно он впоследствии стал главным «проводником» и популяризатором передовых технологий американских профессионалов – техники макетирования в пластилине, графопластических методов построения и проработки сложных форм, работы с аэрографом и многих других.

В совокупности это позволяет говорить об основании отечественной школы художественного конструирования. На эскизах Валентина Николаевича Росткова учащиеся Строгановского художественно-промышленного Института учились проектированию дизайна не только кузовов автомобилей. Красивое представительское выставочное оборудование для международных ярмарок (fialan.com.ua), иллюстрирование произведений научной фантастики – все это было чрезвычайно востребовано в послевоенном создании имперского имиджа СССР.

В 1936 году Росткова окончательно «призвали» на ЗиС, где молодой дизайнер прошел путь от инженера до заместителя главного конструктора по кузовам. При его активном участии, а затем и под его руководством проектировался экстерьер легендарного грузовика ЗиС-150, автобусов ЗиС-16, ЗиС-17 и ЗиС-127. Звездным часом Валентина Николаевича могла стать работа над кузовом лимузина ЗиС-110 (еще до войны Ростков создал множество оригинальных и самобытных эскизов перспективного автомобиля представительского класса), однако пришлось выполнять правительственную «рекомендацию» и копировать американский Packard.

ЗиС-112

Таким образом, единственными двумя воплощенными в металле полностью самостоятельными авторскими разработками Росткова, выполненными без оглядки на зарубежные аналоги и технологические ограничения, стали два экспериментальных «спорткара»: в 1939 году ЗиС-101А-Спорт и в 1951 году – ЗиС-112. Третьим таким автомобилем мог стать ЗиС-111. В 1956 году на шасси ЗиС-110 по эскизам Росткова был построен первый прототип нового автомобиля, получивший имя собственное – «Москва».

В том же году умер Лихачев и Завод имени Сталина, посмертно попавшего «в опалу», получил имя «Красного Директора», поэтому на ВСХВ (позднее – ВДНХ) «Москва» демонстрировалась уже как ЗиЛ-111. Поскольку Хрущев, давая задание на проектирование нового правительственного лимузина, никаких конкретных пожеланий не высказал, Ростков отталкивался лишь от собственных представлений о «протокольной» красоте, не забывая при этом об основных американских кузовных трендах того времени.

ЗиС-101А Спорт

В результате его прототип получился самобытным, но визуально тяжеловесным, неповоротливым и архаичным. Это и решило судьбу «Москвы». Хрущев, ориентировавшийся в своих пристрастиях на Америку, автомобиль забраковал, приведя в пример вычурные новинки американского автопрома. Справедливости ради следует отметить, что заокеанский «коллега» Хрущева, президент США Дуайт Эйзенхауэр, в ту пору ездил на автомобилях «Queen Mary II» и «Queen Elizabeth II», построенных на базе серийного Cadillac Eldorado 1953 года, и стилистически эти машины выглядели ещё более архаично.

Читайте дальше.

“A” ©