Урал. Граница Европа-Азия

Предыдущий материал читайте здесь.

Под Пензой селения выглядели уже не столь безрадостно. На обочинах стали мелькать табуретки с выставленными на продажу сельскохозяйственными излишками. Вся коммерческая торговля на пензенской объездной дороге в тот год была почему-то в руках цыган. У представителей славного сего племени можно было купить практически всё. Традиционные цветастые одежды придавали кочевому маркетингу особый шарм.

Подходит к машине молодая цыганка, глядит лукаво. Ждешь, что погадать предложит, а она предлагает комплект поршней для «Москвича». Экзотика, блин! В обеспеченной Европе наши туристы, рассматривая рафинированные вылизанные достопримечательности Брюсселя или Парижа, часто скучают именно по таким проявлениям народной жизни. А на Урале мы среди бела дня видели у обочины подростков, продающих самые настоящие пистолеты Макарова…

Постепенно мы выбрались на трансконтинентальную трассу, соединяющую российские Европу и Азию. Если раньше мы двигались по варикозным венам России, то после Самары «влились» в одну из основных федеральных артерий. Более всего края, лежащие на подходе к Уральским горам, радуют не успехами народного хозяйства, а новой, не свойственной Орловщине природой. Под деревней Орловка небо над трассой, не спеша, перелетела птица Орел. Ближе к Уфе дорога стала похуже, машин поменьше, а селения и вовсе исчезли. Ничто не мешало нам переходить из павильона в павильон выставки достижений натурального хозяйства планеты. Июль расправил могучие плечи, земля предстала в лучших своих одеждах.

Поволжье явило себя буйством полевых цветов на степенных холмах. Башкирия, лишь вскользь задетая трассой, выставила вакханалию трав и запах сена. Поразило оформление башкирской «экспозиции»: чуть ли не на каждом километре у обочин – венки на надгробиях в память о погибших в авариях, словно психоделические дорожные знаки, и смысл их прост и страшен: «Помни о смерти». И как жуткое подтверждение тому – мертвый мотоциклист на дороге, а поодаль – сложенный пополам мотоцикл. Самое сильное впечатление произвели на меня Уральские горы. «Скованные одной цепью, связанные одной целью…» – это про них. Красота Урала какая-то особенная, мужская, что ли. Здесь все знает себе цену. Каждый кустик, каждый листик, каждый изгиб умопомрачительного неба. На перевале мы ночевали в машинах. Закат и рассвет на Урале – зрелище, вобравшее в себя всю известную природе красоту.

Читайте дальше.

“A” ©