Тиха была польская ночь...

Предыдущий материал читайте здесь.

Не буду подробно описывать, как мотался я на велосипеде по размашистым окрестностям незнакомого города в поисках автомастерской, как нашел в конце концов некий гараж с частниками, промышлявшими ремонтом (милейшие люди!), как цокали они языками, исследовав нашего хворого… Главное – итог: «ФВ» забрали в починку, а мы разбили палаточный лагерь под Минском.

Ремонт занял четыре дня и обошелся нам в 500 долларов (поменяли головку блока цилиндров.) С чистой совестью пишу «нам», поскольку невеликие спонсорские наличные предназначались для покупки бензина, не подлежащих «мумификации» продуктов, «представительские» расходы, словом – для поддержания нашей жизни на относительно цивилизованном уровне. Затраты на ремонт смета не предусматривала. Потратив значительную часть финансов на реанимацию автомобиля, мы обрекли себя на бытовые тяготы и лишения.

Самое обидное, что к жизни-то нашего старичка вернули, а здоровье не восстановили – «ФВ» по-прежнему периодически глох и заводился исключительно в соответствии с самопровозглашенным статусом планера. В этом можно было лишь одно относительное положительное свойство – нам не требовалась установка охранной сигнализации, не нужно было никакое видеонаблюдение, когда мы спали ночью. Безопасность автомобиля заключалась в его неугоняемости. Даже если бы кто-то польстился на нашу рухлядь, стоящую без противоугонной сигнализации, едва ли далеко успел бы ее укатить даже в составе преступной группы.

Польша после белорусского запустения показалась верхом благополучия и буржуазности. На деле же у поляков образца 94 года просто-напросто было больше краски, штукатурки и трудолюбия. Все, что у нас традиционно грязное, ржавое, обшарпанное и наперекосяк, у них – чистое, выкрашенное и аккуратное. Польша, как всякая уважающая себя дама, ухаживает за своим лицом. Элементарный макияж. При этом «от природы» лицу Польши дано не больше, чем лицу России; разве что, польское – чуть менее раскосо. Разница именно в накрашенности. Впрочем, у «нашей» порой такой вид, будто она еще и с бодуна.

А еще в Польше (правильнее сказать – «начиная с Польши») возникли проблемы, которых в нашей стране, богатой лесами, полями и мелкими водами, вспаивающими классиков мирового уровня, просто быть не могло. Экология в Польше – это не эпитафии над издохшей землей, а повседневная практика профилактики насилия над природой. Стало ясно, что если кому-нибудь придет в голову проверить токсичность выхлопа нашего автомобиля, его просто арестуют как объект, представляющий опасность для окружающей среды.

Кроме того, как выяснилось, в Польше штрафуют грязные машины. («ФВ» в ту пору грязен был, как счастливая свинья.) «Ну вот, – вздохнул Емельянов, – Теперь еще машину каждый день мыть придется!..» «Грязь отмоем – что-нибудь отвалится», – мрачно заметил Сальников.

Читайте дальше.

Константин Андреев.