Серпухов в начале ХХ века

Предыдущий материал читайте здесь.
Пожалуй, главной заслугой неуклюжего К-1В стала наглядная демонстрация несостоятельности «конверсирования» уже освоенных промышленностью мотоциклов в инвалидные модификации, а значит – необходимости проектировать мотоколяску с нуля.

В конце 40-х – начале 50-х годов такая задача была поставлена перед Центральным конструкторским бюро мотоциклостроения (впоследствии – ВНИИ мотопром). Это, конечно, не лимузин или автобус на свадьбу проектировать, но тоже – требовалась серьезная работа и ресурсы. Производить новые мотоколяски планировали в Серпухове, на созданном там незадолго перед войной мотоциклетном заводе. Судьба у предприятия к тому времени как-то «не складывалась».

К началу ХХ века подмосковный городок Серпухов был крупнейшим центром Российской текстильной промышленности. Здесь располагались мануфактуры одного из самых значительных дореволюционных «миллионщиков» Николая Коншина. Как всякий «просвещенный» фабрикант Коншин много внимания уделял социальной инфраструктуре города. При фабриках действовала сеть бытовых учреждений, содержавшихся за счет фирмы и на частные пожертвования членов семейства Коншиных: лавки, бесплатные жилые казармы, 200 отдельных домиков для семейных, больница, ясли, двухклассное училище и низшая ремесленная школа и даже чайная.

Именно в этих непроизводственных помещениях, территориально объединенных в некий комплекс, советская власть в 1929 году решила разместить трудовую колонию НКВД для несовершеннолетних. Поскольку в основе перевоспитания трудных подростков лежал производительный труд, колония начала обустраиваться собственными производственными мастерскими. Десять лет в колонии производили небольшие станки для шлифовки тракторных клапанов, токарные патроны, слесарный инструмент и прочие незатейливые изделия.

А 9 мая 1939 года вышло подписанное А. Микояном постановление Экономического совета при СНК СССР № 428 «Об организации производства малолитражных мотоциклов». Территории и производственные мощности колонии радикально меняли профиль и наименовывались «Серпуховским мотоциклетным заводом». Днем рождения предприятия считается 7 июля 1939 г., когда вышло сразу два приказа: начальника Главмотовелопрома и наркома общего машиностроения о выполнении постановления.

При постепенном наращивании объемов производства в 1941 году планировалось выпустить уже 15 тысяч мотоциклов. (Правда, не собственной разработки, а модели Ленинградского мотоциклетного завода.) Однако, в силу явной неготовности полукустарных мастерских в одночасье превратиться в полноценное промышленное предприятие, всё ограничилось опытной сборкой с января по август 1941 года 180 мотоциклов Л-8.

А потом оборудование и персонал завода были эвакуированы – вплоть до разгрома фашистских войск под Москвой. После этого СМЗ ремонтировал трофейную технику, а с 1943 года занимался сборкой интернациональных «гибридов». Из Америки в Серпухов приходили «лендлизовские» мотоциклы Harley и Indian, а из Ирбита – коляски для мотоциклов М-72. Серпуховчане производили «переходники», позволяющие крепить одно к другому, собирали мотоциклы с колясками, и те уходили на фронт.
С 1944 по 1946 годы ассортимент продукции СМЗ поражал своим разнообразием: здесь выпускали запчасти для мотоциклов, велосипедные звонки и столовые ложки.

Поворотным для завода моментом стал 1946 год, когда предприятие на правах опытного цеха подчинили упомянутому уже ЦКБ мотоциклостроения. Именно так пересеклись намерения государства создать мотоколяску для инвалидов и горемычная история СМЗ.
Читайте дальше.

“A” ©