Башкирия. Уфа. 2011 год.

Когда едешь на поезде из Казани в Уфу, то как-то не сразу начинаешь ощущать разницу между этими двумя краевыми образованиями. Особенно, если ты от самой столицы Татарстана хлещешь водку с соседями в купе. И вроде бы все то же – российская водка, сливающиеся за окном березы, но, в отличие от Татарии, в Башкирии вдруг начинаешь осознавать, что это уже совсем не Россия. Попробую пояснить свои ощущения.

Башкирия. Уфа. 2011 год.

Вы пытались себе представить, что такое депрессивный регион? Наверно, это место, где люди ходят понурые в большей или меньшей степени, неважно одетые, немного машин новых на улицах городов и так далее. А я для себя именно в Башкирии вывел другое определение региона – отрешенный от суеты. Именно такое ощущение и возникает у меня при постепенном приближении к Уфе. И в столице Башкортостана оно только усиливается.

Башкирия. Уфа. 2011 год.

Но попрошу не путать “депрессивность” с “отрешенностью” – это абсолютно разные понятия. Не знаю, как в башкирских деревнях, но в самой Уфе народ живет, пусть не настолько богато, как в Казани, но выглядит вполне обеспеченным (не большинство граждан, но все же). По улицам ездит много иномарок, кругом реклама турагентств, предлагающих слетать на курорты Испании из Уфы, и это тоже как бы свидетельствует о том, что среди бедных людей незачем было бы тратиться на подобную рекламу предложений туристической индустрии. И вот вернусь к признакам отрешенности.

Башкирия. Уфа. 2011 год.

Башкирия. Уфа. 2011 год. Башкирия является таким же двуэтносным регионом, это особенно заметно в Уфе – русские и башкиры (немного татар). Но вот в Казани это заметно очень остро, поскольку жители там более активны, импульсивны. Если одеваются, то ярко; если говорят – то громко; если кафе по национальному признаку устроено – не перепутаешь никогда. А вот в Уфе это различие между русскими и башкирами не бросается сильно в глаза. Я думаю, потому, что там и те, и другие просто более отрешенные от бытия, и потому нет яркого проявления их национальных особенностей – ни в разговоре, ни в одежде. Хотя в Уфе есть все то же, что и в Казани – говорящие по-башкирски, ходящие в тюбетейках, кафе и мечети. Но тише все это, спокойнее, будто все уже давно все друг другу доказали, и теперь просто доживают свой век в тишине и спокойствии.

Башкирия. Уфа. 2011 год.

Кстати, по виду улиц это также заметно. Я останавливался около работающих дорожников, наблюдал за строителями, продавцами на базарах – и все работают, не особо медленно, но выглядят так, будто впереди у них вечность, не торопясь никуда. Если вы начнете громко торговаться на базаре в Уфе, на вас посмотрят, как на идиота. Но опять таки – не осуждающе, не строго, а никак, будто даже и не взбудоражили вы никого, а просто – вдруг заговорили на непонятном языке, и будто человек смотрит на вас, как на марсианина – смотрит внимательно, чтобы понять, чего вы хотите, что означает ваша импульсивность. Такая вот отрешенная Башкирия.