Ауди А4.

Я отдыхал, стоял около подъезда воскресным летним вечером, потягивал холодное пиво. На лавке сидели соседи и соседки, мы все что-то обсуждали. Из соседнего подъезда вышла компания, три мужика изрядно поддатых, и беременная жена одного из них, он как раз и является владельцем черной Ауди А4, к которой все они дружно направились.

Красивая лайба, она стояла как раз напротив нашего подъезда, все они подошли к машине, открыли, включили музыку – продолжали веселье последнего на неделе выходного дня. А еще вертелся между ними трехлетний сынок владельца Ауди, он пытался попасть внутрь машины, но отец его не пускал, мальчик даже заплакал (сначала тихо хныкал, спрятавшись ото всех за машиной). Мужики включили музыку погромче, каждый по очереди присел на водительское сиденье, заценили, им было хорошо, лучше всех себя чувствовал хозяин машины и его беременная жена.

Хуже всех себя чувствовал сын хозяина машины. Когда все присаживались на водительское сиденье, он прилип завистливым взглядом к пассажирскому боковому стеклу, с той стороны, с которой тихо плакал. Надежда на мгновение сменила его обиду, когда сел за руль отец, он с надеждой ловил его взгляд. Но отец взглянул на парня сурово и решительно покачал головой, дескать – нет. Мальчишка зашелся в реве. Я его понимаю, у самого сердце защемило – это же сын, посади его на коленки за руль, пусть оттянется, пусть почувствует сопричастность к владению Ауди А4, всего пять минут, ему больше и не нужно в три его года. Но отец был непреклонен. Они закрыли машину отошли к своему подъезду.

Но это был настоящий отец, он внял мольбам сына, и более того. Он посадил его рядом с собой в машину, пустил двигатель, они вверх в горку с ветерком поднялись, развернулись там и спустились. Когда подъехали снова к подъезду, у сына глаза горели радостью и гордостью, справедливость восторжествовала – он с отцом на их машине, круто. Но отец продолжил, посадил сына на колени, доверил ему крутить руль во время парковки машины. Хрясь! Не увидел отец, что в этом месте бордюрный камень высоко над асфальтом вкопан, поломали передний бампер на Ауди А4. Каждому автолюбителю знаком этот похоронный звук – хрррясь. И все – ты попал тысяч на десять рублей.

Отец не стал паниковать или напрягаться на сына, хотя и расстроился. Мои соседи тихо порадовались, мол, ничего страшного, у них денег много (Ауди А4 – не баран чихнул), у них отдых на сейшелах каждый год, не разорятся. Признаться, мне нет дела до того, кто по своим деньгам где отдыхает, и бампера мне не жаль было их, я понимал, что в чем-то соседи были правы. Мне было обидно за сына – в кои веки отец доверил ему руль, а тут такое – хрясь. И все же, без проблем никогда не бывает так, чтобы все благополучно обходилось, особенно, когда выпил и сел за руль. Но важно другое – отец и сын – это их первый совместный “хрясь”, который, наверно, сделал их еще чуточку ближе друг к другу, заединщиками.