Микроавтобус «Старт».

Эта история началась с назначения на должность начальника главного автотранспортного управления Луганского совнархоза А.С. Антонова, человека деятельного, хозяйственного и по-своему творческого. В условиях административных реалий тех лет Антонов оказался как бы «автомобильным» министром регионального уровня, причем в его подчинение попала область с прекрасно развитым производством, а Луганск входил в десятку крупнейших городов Украинской ССР.

Идея изготовить стеклопластиковую прицеп-дачу собственной конструкции родилась вследствие «пересечения» ряда факторов. С одной стороны – сочетание кипучей натуры Антонова с его административными возможностями, с другой – государственная «кампания» по внедрению в промышленность пластмасс, весьма уместная в Луганской области, известной своими предприятиями, производящими полимеры. И, наконец, с третьей – набирающий популярность в СССР автотуризм. При этом в отличие от «буржуйских» автотуристов, пользующихся развитой сетью мотелей и кемпингов, наши путешественники в пути ночевали самодеятельно – в палатках или салонах своих машин. Да и купить палатку, соответствующую растущим потребностям в комфорте и безопасности в СССР купить было непросто. Туристы покупали те палатки, которые были на прилавках магазинов, и потом уже переделывали их своими руками. Словом, прицеп-дача с кузовом из стеклопластика оказывался во всех отношениях уместен и своевременен.

Микроавтобус «Старт».

Постройку такого прицепа Антонов поручил коллективу Северодонецкой авторемонтной базы (САРБ) луганского автотреста. Северодонецк – это райцентр Луганской области. К моменту описываемых событий в Северодонецке проживало не более 100 тысяч жителей. Вообразить, что собой представляла авторемонтная база районного центра, несложно. Однако, Северодонецк для перспективных, с точки зрения отраслевых инноваций, экспериментов был выбран не случайно. В 1961 году на САРБ в порядке «технического творчества» начали делать стеклопластиковую легковую самоделку. Возникло даже некое подобие экспериментального цеха, которым руководил инженер Г.В. Дьяченко. Видимо, слух об этом дошел до Антонова, и инициативный чиновник решил воспользоваться уже существующим «центром» стеклопластикового кузовостроения.
О судьбе прицепа-дачи ничего не известно, но, видимо, делался он от души и удался на славу, поскольку «во время еды» пришел «аппетит».

В фильме «Берегись автомобиля» герой Евстигнеева, режиссер народного театра, обращаясь к труппе, восклицает: «Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете ли, нашего, Шекспира?». На месте амбициозного режиссера легко можно представить Антонова, Дьяченко и главного инженера луганского треста автотранспортных предприятий А.Г. Иванова. Организовав разработку и изготовление симпатичного и дееспособного кемпера, они почувствовали в себе силы «замахнуться» на создание автомобиля. И не «абы какого» (всевозможных самоделок в те годы уже хватало), а настоящего «автомобиля Будущего»; такого, чтобы воспринимался соотечественниками пришельцем из «прекрасного далёка». Идея казалась осуществимой именно в силу «совнархозовской» системы хозяйствования – согласовывать её ни с кем не требовалось.

“A” ©