Русские бабушки идут в церковь. Переславль-Залесский.

Когда официантка гостиничном кафе нам все принесла, мы принялись не спеша завтракать. В углу зала под потолком висел телевизор, на экране показывали какой-то музыкальный клип в стиле российской поп-музыки. Он привлек мое внимание, поскольку певица очень громко и эмоционально пела (ее фамилию я не запомнил), хотя я так и не понял, как содержание видео ряда сочеталось со смыслом песни.

Сначала она шла по пустому вагону метро, потом вышла на улицу, залитую солнцем. На выходе из перехода сидела старушка, торгующая цветами, она протянула девушке небольшую розу. Девушка обратила внимание на старушку и в этот момент заметила сидевшего рядом худощавого мужчину в грязной одежде. Он был похож на бомжа и допивал последние капли водки из бутылки. Потом вдруг стали показывать коммунальную квартиру, в которой все стояли в очереди в туалет, смешно переминаясь с ноги на ногу. Кто-то грозил другому соседу пальцем, на котором было огромное золотое кольцо с бриллиантом. Я так ничего и не понял, но немного посмеялся.

Молодые монахини, певшие в хоре, выходят после церковной службы. Переславль-Залесский.

Покончив с завтраком, мы отправились в монастырь, который в это время был открыт для посещения. В большом соборе в центре монастыря шла церковная служба, но прихожан в этот день было немного, большей частью это были бедно одетые местные бабушки. Я обратил внимание на то, как истово они крестились, а одна почти минуту постоянно целовала огромную икону в красиво обрамленной золоченой ризе. Спрятанные где-то в хорах громко пели монахини (мы потом их увидели после службы), мимо нас прошел огромный тучный священник с кадилом, все верующие уступали ему дорогу и поворачивались в сторону разлетающихся паров ладана из его кадила. Священник выглядел очень сурово, особенно, когда посмотрел на нас, огромная седая борода завершала этот восточный русский портрет, поразительно гармонируя с запахом ладана.

Вид на звонницу и собор женского монастыря. Переславль-Залесский.

Погуляв полтора часа по территории монастыря, мы к 12 часам дня серьезно проголодались и зашли в кафе под названием «Блинная». Тяжелая стальная дверь, впустив нас, захлопнулась с ужасным грохотом, мы немного оторопели. К счастью, в кафе было пусто, и наше замешательство осталось незаметным. Только за прилавком стояла женщина, она приветливо нам улыбнулась. Я очень удивился тому, как нас вкусно и дешево накормили в этой «Блинной» – две порции блинов, порция пельменей, суп, чай и кофе нам стоили всего, переводя в британские фунты, – £ 3,50 (это даже для российских цен дешево).

Главный собор женского монастыря. Переславль-Залесский.

Перекусив, мы отправились прогуляться по городу среди большого количества церквей. Такого большого количества куполов в одном месте я раньше не видел никогда – ярко-синие, зеленые, золотые, украшенные звездами – все это создавало впечатление какого-то магического места. Не знаю, столько ли было много церквей в древней Византии, но русский народ, мне кажется, сильно переусердствовал с их количеством. Если учесть, в Переславле-Залесском никогда не жило много людей. Как я узнал позже из исторических справочников – на Руси так было принято, что каждый богатый великий князь, чтобы умилостивить Бога, ездил молиться в монастыри, и там в благодарность выделял деньги на постройку нового храма. Поэтому в таких городках, как Переславль-Залесский, который считается православной святыней, церкви разных размеров и видов стоят практически на каждом шагу.

Купола церкви в Переславле-Залесском.

К двум часам дня мы снова проголодались (понятно, почему в России много и часто едят – морозный свежий воздух быстро забирает калории у организма). Мы решили пообедать в ресторане с претенциозным названием «СССР». Интерьер внутри заведения соответствовал названию, но в нейтральном контексте – это просто было стилистическое ностальгическое решение для привлечения клиентов. Кругом висела различная советская символика, на стенах были фотографии разных людей, живших в Советском Союзе. Одна привлекла мое особое внимание – с фотографии на меня смотрел молодой Александр Солженицын, он был в очках и телогрейке. Покончив с обедом, мы забрали вещи из гостиницы и в пять часов вечера сели в автобус, который отвез нас в Москву. Я так и не понял смысла приставки к названию Переславля «залесский», леса здесь было не больше, чем в других регионах России, а вот церквей было очень много.