Командирский автомобиль в фильме «Сердца четырех».

Предыдущую часть читайте здесь.

Уже после войны, когда Сталину представляли «кандидатов» в прототипы для массового производства на вернувшемся из эвакуации заводе, в компании с Opel Kadett и Opel Olimpia демонстрировался и сохранившийся КИМ-10-52. Говорят, Сталин даже не взглянул на вымученное детище наших конструкторов и без раздумий приказал полностью копировать полюбившийся ему Kadett. О том, почему Сталин принял такое решение, сегодня существует множество мифов и догадок, но они не связаны с историей советского автопрома. А вот миф о о «командирской» модификации КИМ-10 заслуживает нашего внимания.

С подачи Льва Шугурова появился своеобразный миф: якобы летом 1941 года на базе КИМ-10-51 было изготовлено несколько экспериментальных штабных машин с упрощенным открытым кузовом, однако до нашего времени не сохранилось ни фотографий этих автомобилей, ни описаний их конструкции, ни даже точных сведений об их количестве. При этом упоминания о попытке поставить КИМ «под ружье» никак не соотносились с конкурсом на легкий джип, проведенный зимой 1941 года между ГАЗом и НАТИ.

Ford Prefect Touring.

Мифы обычно быстро принимаются на веру там, где нет доступа к реальной достоверной информации. Например, долгое время среди москвичей бытовал миф о том, что аренда нежилых помещений в Санкт Петербурге в несколько раз дешевле, чем в Москве. На деле же оказалось, что дешевле, но всего на 20-30 процентов, при равнозначных прочих условиях – расположении в городе строения, комфортности и качестве коммуникаций.

«Миф» гласит, что все штабные малолитражки были уничтожены в боях под Москвой.
Более того, не так давно создатели документального телесериала «Автомобили в погонах» сенсационно объявили, что именно на командирском КИМе ездил герой предвоенного советского художественного фильма «Сердца четырех», однако детальное изучение стоп-кадров позволяет однозначно идентифицировать «загадочный фаэтон» как Ford Prefect Touring. Правда, откуда у командира Красной армии английский автомобиль всё равно не ясно.

Однако миф возник не на пустом месте. Дело в том, что военные всегда испытывали любой гражданский автомобиль на предмет возможности его использования в вооруженных силах. Не избежала этого экзамена и московская малолитражка. По приказу Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ КА) машина под заводским номером «178» была отправлена на подмосковный Научно-исследовательский автополигон, где ей предстояло пройти цикл испытаний на прочность и надежность конструкции. По результатам испытаний военные эксперты должны были дать оценку возможности эксплуатировать КИМ-10-50 в Красной Армии.

Для военного использования КИМ не обладали достаточной проходимостью.

С 12 мая 1941 года в течение месяца автомобиль нещадно гоняли по асфальтированной трассе «Москва – Минск», а также по булыжно-щебеночному шоссе, проселочным дорогам, косогорам и бездорожью. В общей сложности испытуемый КИМ «накатал» 4 512 км, что позволило убедиться: для использования в войсках автомобиль недостаточно проходим, маломощен и капризен в эксплуатации. Однако, «замеченные отдельные недостатки» не помешали по результатам предварительных испытаний дать общую удовлетворительную оценку. Единственный официальный отчет был составлен 24 июня 1941 года, т.е. через два дня после нападения Германии на СССР. В дальнейшем военные к теме использования КИМов не возвращались, но, возможно именно этот эпизод и послужил основой для мифа об «опытных штабных малолитражках».

И все же КИМ-10 косвенно послужил вооруженным силам. Пусковое устройство КИМа было использовано в двигателе ГАЗ-ММ, адаптированном для армейского джипа ГАЗ-64, а на моторе невостребованного конкурента горьковской разработки – прототипа НАТИ-АР – стояли два КИМовских карбюратора.

“A” ©