Алексей Стаханов с подаренным ему автомобилем ГАЗ-М1

Через некоторое время с «детскими болезнями» было покончено. 20 мая 1936 года горьковский автозавод приступил к массовому производству ГАЗ-М1. Несмотря на фордовские корни «Эмки», государство гордилось ею именно как выдающимся достижением отечественной промышленности.

В 1937 году автомобиль (наряду с циклопической скульптурой Мухиной «Рабочий и колхозница») представлял державу на Всемирной выставке в Париже. Любопытная деталь: после запуска в массовое производство ГАЗ-М1 учреждениям Москвы и Ленинграда была запрещена эксплуатация предшественника «Эмки», ГАЗ-А, – ввиду «неблаговидности появления автомобиля старой конструкции в крупном городе».

В свободной продаже ГАЗ-М1, разумеется, не появлялся. Изредка страна награждала этими автомобилями своих граждан за выдающиеся заслуги. Например, уже в 1936 году обладателем собственной «Эмки» стал забойщик-рекордсмен Алексей Стаханов. Ну, а заслуги самой машины недооценить трудно. Достаточно упомянуть о том, что на 20 июня 1941 года Красная армия располагала 10,5 тысячами ГАЗ-М1, которые до появления ГАЗ-64 и лендлизовских джипов служили в качестве командирских машин.

В 1941 году конвейерный выпуск базовых 50-сильных «Эмок» был прекращен, однако еще пару лет эти автомобили собирали мелкосерийно из уже произведенных деталей.
Всего по официальным данным было выпущено 62888 автомобилей ГАЗ-М1. Век «Эмки» по меркам отечественного автопрома оказался не так уж и долог, однако эта машина стала одним из символов 30-х годов в истории СССР.

«A» ©

N.B. Примечательный факт. К моменту выпуска первого советского легкового автомобиля ГАЗ-М1 в Москве и Ленинграде уже более десяти лет работала служба такси. Только для парков были закуплены недорогие модификации французского «Рено». До сих пор непонятно, чем Совнарком оттолкнуло в середине двадцатых годов предложение другой французской фирмы – peugeot. Полагаю, что проводился тендер, но вот какой нюанс – Пежо уже ко второй половине двадцатых годов начали выпуск самого дешевого автомобиля в Европе – Peugeot 201. Нет оснований обвинять чиновников Совнаркома в пристрастном протекционизме, но результаты того тендера поставок автомобилей для такси до сих вызывают недоумение.