Сюрреализм.

Наш разговор с Красинцом шел в основном об автомобилях и их истории, но периодически мы возвращались к личности самого Михаила Юрьевича, к его прошлому и настоящему, поэтому, дабы покончить с коммунально-бытовыми деталями, приведу короткую тематическую выжимку.

В Черноусово нет не только воды, но и газа. Разумеется, нет проводного интернета. Из благ цивилизации – электричество и «социальный» общественный телефон в пластиковой «раковине», новости и прогноз погоды узнают по-старинке по радиоприемнику. Всё остальное (магазин, вода, фельдшерский пункт, представители власти) – в упомянутом уже Бредихино.

Экспозиция малых форм.

Когда-то в деревне было гораздо больше жизни. Дом о полутора комнатах, в котором ныне живут супруги Красинец, – это бывшая деревенская библиотека. Ежу понятно, что сейчас библиотечные фонды не «переехали в новое красивое здание», а просто истлели где-то ввиду невостребованности. Нет больше никакой черноусовской библиотеки. Такая же судьба постигла и деревенский клуб. Соседнюю с «библиотекой» опустевшую «избу», где в прежние времена под гармошку могли отплясывать с десяток – не более – парней и девок, Михаил подлатал и приспособил для хранения и экспонирования «малых форм»: запчастей, деталей оперения, не имеющих сохранившихся носителей; мотоциклов, велосипедов, ламповых радиоприемников и даже патефонов. Часть «актива» – непрофильная, но Красинец своим «чудачеством» успел прославиться на всю округу, и люди, не особо вникая в характер увлечения Михаила, несут ему всё подряд. Кто-то в надежде подзаработать, кто-то просто потому, что «себе не нужно, а выбрасывать жалко». Вот такая деревня.

М-72.

Только поймите меня правильно. Я не пытаюсь преподнести медленную смерть Черноусово как вопиющую трагедию. К сожалению, подобное – обыденное явление современности. Я не намерен объявлять жизнь в таких условиях подвигом, потому что подвиг – это обязательно экстраординарный, индивидуальный поступок, а ТАК живут десятки тысяч россиян, до которых не доехала «Победа» Медведева. Слово «подвиг» вообще, на мой взгляд, неуместно по отношению к Михаилу и Марине Красинец, поскольку подвиг предполагает самопожертвование, а супруги Красинец совершили свой выбор отнюдь не под давлением «обстоятельств необоримой силы».

М-415

Принятое в 1996 году этими людьми решение насовсем переехать в Черноусово я назову «Поступком». Потому что в полумёртвую деревню супруги переехали из Москвы, где оба родились и выросли.

“A” ©