«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года.

А теперь немного импрессионизма, личных впечатлений. Если театр начинается с вешалки, то для журналиста любое мероприятие начинается с аккредитации. Симпатичная барышня за стойкой ресепшна проверяла наличие предварительных заявок, а затем выдавала представителям пишущей братии «свидетельство об аккредитации». Процедура состояла в наклеивании на руку журналиста одноразового бумажного браслета, дающего право на вход.

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года. При этом «обраслечивание» предстояло проходить каждый день заново. Ничего обременительного, никакой очереди, симпатичная такая оранжевая бумажка… Уже на территории «Олдтаймера» я увидел, что НЕКОТОРЫЕ носят на ленте замечательный пластиковый именной бейдж с символикой мероприятия. Выяснилось, что такие «знаки отличия» положены участникам выставки. Никаких привилегий эти бейджи не давали. Абсолютно никаких! Но мне очень захотелось заполучить такой – просто как сувенир на память. И я вновь отправился к милой барышне на ресепшн. Барышня очень вежливо объяснила, что раз я не являюсь участником, то мне такой не положен. Я на это возразил в том смысле, что не следует букву закона ставить выше духа закона, ей небольшая услуга ничего стоить не будет, а я испытаю большую радость. И попросил назвать хотя бы одну уважительную причину, которая воспрепятствовала бы дать мне этот злополучный фетиш. Думаю, девушка сходу могла бы назвать десяток таких причин, но она засмеялась и выписала мне бейдж.

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года.

Между тем, в регионах России все происходит менее пафосно, нежели на столичных ярмарках вкуса. Аренда автомобиля в Новосибирске не требует наличия статуса участника Московского «Олдтаймера», да и цены значительно ниже за аренду авто. К тому же – рекламные проспекты всем раздают без исключения.

И – пример противоположного отношения к прессе. Беседую с коллегой, представляющим на выставке журнал «Грузовик Пресс». Именно представляющим, то есть журнал участвует в экспозиции. К нему подходит молодая женщина со стопкой, у меня аж глаза загорелись: шикарно изданных толстенных каталогов «Олдтаймера», протягивает один из них коллеге.
– А мне такой можно? – интересуюсь.
– Нет, – отвечает девушка. – только участникам выставки.
Отвечает так, что становится ясно: никакие уговоры здесь не помогут.
Через некоторое время, выяснив, что это была сама PR-директор «Олдтаймера» Ирина Складанова, я всё же решился ещё раз попытать счастья и направился к стойке, из-за которой суровая повелительница пиара оглядывала владенья свои.

«Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина», «весенняя сессия» 2011 года.

Подошел. Представился. И попытался объяснить, что я здесь «как бы» не чужой, что пишу тексты для «Автолегенд СССР», что мой рассказ об этой выставке напечатают в тюменском автомобильном журнале и в орловском неавтомобильном журнале, и т.д., и т. п. Девушка слушала. Девушка задавала вопросы. Девушка проявила искренний интерес к моей работе, к возможности выхода на различные журналы и, в конце концов, попросила меня дать адрес моей электронной почты. Конечно же, я дал. Взаимный интерес (деловой!) был установлен, точки расставлены. Перед тем как раскланяться, я, уверенный в том, что уж теперь-то в вожделенном каталоге Ирина мне не откажет, я попросил журнал ещё раз.
– Нет, – отвечает девушка. – только участникам выставки. Профи!
Самое смешное, что каталог-то этот я в конце концов заполучил – упомянутый выше коллега подарил мне его. И каково же было мое удивление, когда я в этом толстенном журнале не обнаружил ничего, кроме рекламы!

Читайте дальше о личных впечатлениях.
“A” ©