Каргополь. Архангельская область. 2011 год.

Когда я коснулся в предыдущем материале темы вырождения северного славянского генотипа, то сразу же внутренне осекся – нельзя так судить по единственной парочке встретившихся мне в Каргополе девушек. И уже на обратном пути из Саунино я убедился в том, что в этом регионе не все так запущено с генотипом – есть и настоящие красивые цельные северянки. Но обо всем расскажу по порядку. Итак я выехал из Каргополя на автобусе в Саунино, благодаря одному мужчине, который указал мне на нужный автобус.

До Саунино было чуть больше пяти километров, которые мы проехали достаточно быстро, но скорость движения автобуса по полуразрушенному асфальту на трассе существенно снизила комфортность нашей поездки. Небо было насыщенного темно-голубого цвета, вокруг трассы зеленели бескрайние поля с небольшими перелесками, и вдруг я увидел через лобовое стекло небольшую бурую точку на горизонте, которая стремительно увеличивалась в размерах по мере приближения к ней. Это и была деревня Саунино, которая издалека, пока не стали различимы ее строения (они то и сливались в бурую точку) на фоне голубого неба неприятно контрастировала старыми домами и церковью, окруженной строительными лесами. Эта церковь и была самым высоким строением в деревне, но она, к сожалению, оказалась на замке, хотя признаки наличия церковной жизни присутствовали на облике храма.

Вид на церковь со стороны Лакшма озера. Архангельская область. 2011 год.

Осмотрев окрестности снаружи, я не нашел, кроме этой церкви ничего заслуживающего моего внимания и просто погулял вдоль достаточно большого ручья, понаблюдал за парой суетливых уток, которые уже вывели потомство и с громким кряканием проводили обучение своего потомства навыкам водной охоты. Но надолго меня не хватило, второпях я забыл взять с собой из гостиницы антикомариный крем, и поэтому стал для местных кровососущих легкой и вкусной добычей, пара прутиков с листьями, которыми я ожесточенно отбивался от насекомых, были игрушечным оружием против многочисленных комариных эскадрилий. И весьма скоро я признал свое поражение и отправился в обратный путь пешком по трассе, где комаров было значительно меньше. Я не рассчитывал в этой местности на успешный автостоп, но когда услышал сзади шум едущего автомобиля, инстинктивно поднял руку, достаточно новая классическая модель ВАЗ аккуратно остановилась на обочине около меня.

Каргополь. Архангельская область. 2011 год.

За рулем сидела очень приятного вида молодая женщина, на заднем сиденье находился ее сын лет пяти, который с нескрываемым интересом разглядывал меня. Женщина была очень приветливой, постоянно улыбалась и вела беседу в пути к Каргополю. Она несколько удивилась тому, что я специально потратил время и силы, чтобы приехать в Саунино посмотреть один единственный храм, но и посочувствовала, узнав, что я в него так и не смог попасть. Людмила (так зовут женщину) сказала, что церковь работает, но я приехал немного раньше, чем начинается вечернее богослужение, а храм закрывают на достаточно крепкие замки в неурочное время – оказалось, что в нем имеются достаточно древние православные иконы, сохранившиеся еще с XVIII-XIX веков. Если бы я встретил Людмилу еще в Саунино, она бы меня отвела в местный магазин, в котором работает староста прихода, у которой имеются ключи – и она бы с большим удовольствие впустила бы меня внутрь.

Каргополь. Архангельская область. 2011 год.

Но, чего не случилось – так тому и быть, и мы перевели разговор на другие темы. Узнав, что я работаю переводчиком в Москве, Людмила не без гордости сообщила, что тоже работает в школе (но гардеробщицей), правда, не в Саунино, а в Каргополе. В Саунино давно уже нет своей школы и все деревенские дети на специальном автобусе ездят учиться в городскую школу. Признаться, меня несколько удивило то, что российская школьная гардеробщица из провинции едет на достаточно новом отечественном автомобиле сама за рулем. Женщина рассмеялась – конечно, авто куплено не на ее зарплату, просто ее муж имеет часть бизнеса в Беларуси, их компания занимается тем, что сдает в аренду квартиры в Гомеле. летом активный сезон наплыва туристов, и ему редко удается навещать семью в Саунино. Но зимой он достаточно часто бывает дома.

Каргополь. Архангельская область. 2011 год.

Вот как, подумал я про себя – Беларусь считают депрессивным регионом, да и Архангельскую область тоже, однако люди как-то находят возможности нормально и честно себя обеспечивать. Из Гомеля в Россию ездять работать, из российской деревни Саунино некрупный предприниматель участвует в бизнесе риэлторства и размещения в в Гомеле, согласитесь – если не сидеть и не ждать на одном месте манны от властей своих, а проявлять инициативу, нормально жить (пусть и по российским меркам) можно почти везде. Людмила не поленилась подвезти меня до гостиницы, и мы очень тепло попрощались – она была настоящей красивой русской северянкой, и я был рад за то, что ее семейная жизнь сложилась достаточно успешно. Но мне предстояло оперативно принять душ и психологически собраться на поездку в Лядино этим вечером, поскольку я планировал влезть в автобус вместе с большим рюкзаком и велосипедом.