Микроавтобус «Старт». 1963 год.

Микроавтобус «Старт» – явление исключительное. Среди автомобилей, по тем или иным причинам не получившим массового распространения, он, пожалуй, единственная «легенда», созданная не конструкторами крупных автозаводов, и не кудесниками НАМИ, а энтузиастами в полукустарных условиях.

Кроме того, эта машина, слава которой ярко вспыхнула в декабре 1963 года и быстро угасла, казалось, была обречена на забвение, но участие в коротком эпизоде кинокомедии «Кавказская пленница» позволило автомобилю стать «легендой». Каждое новое поколение зрителей обращает внимание на этот микроавтобус, своим обликом разительно отличающийся от современных ему машин, и люди пытаются узнать, что это за чудо.

Микроавтобус «Старт», (слева направо) Геннадий Дьяченко, Алексей Иванов, Михаил Любонихер. Москва. 1962 год.

Советские туристические автомобильные резиденты будущего. "Знание-сила". 1960 год. Чтобы правильно понять историю микроавтобуса «Старт», нужно хорошо представлять время, в которое он создавался. Шестидесятые годы XX века в истории нашей страны были особенным периодом. Совпало сразу несколько факторов: СССР окончательно преодолел все последствия разрушительной войны, сменился государственный лидер. Америка из «латентного» союзника превратилась в геополитического «врага №1», но одновременно была объявлена образцом экономического и промышленного процветания. К середине 60-х «на сцену» вышло поколение, формировавшееся уже не в атмосфере сталинского тоталитаризма, а при хрущевской оттепели, то есть «непуганое» и потому раскрепощенное. Возможно, в обещанный к 1980 году коммунизм верили не все, но будущее большинству граждан казалось прекрасным и удивительным. Не будет большим преувеличением сказать, что страна жила в атмосфере воодушевления. Или, как определил бы психолог: население СССР было в состоянии необоснованной обстоятельствами эйфории – мотивация была, а вот оснований в реальной жизни было немного.

Микроавтобус «Старт». 1963 год.

Микроавтобус «Старт». 2009 год. Даже слово «будущее» изменило свой смысл: оно как бы произносилось с большой буквы и подразумевало не просто всё, что ещё не свершилось и потому механически отодвигается вперед «бульдозером настоящего», а некий качественный рубеж, до которого можно дожить и воскликнуть: «Вот! Будущее наступило!». «Физики» до хрипоты спорили с «лириками» о том, что важнее – «алгебра» или «гармония», но и те и другие часто апеллировали к успехам в художественном конструировании. Эта область технического творчества в 60-е годы приобрела доселе невиданное в нашей стране значение. Микроавтобус «Старт». 1965 год. Красота предметного мира наконец вырвалась из-под гнета идеологии и функциональности, утвердив свою независимость введением в обиход слова «дизайн». Именно дизайн казался одним из главных «инструментов» построения Будущего в настоящем.

В немалой степени всеобщему энтузиазму способствовали и новые формы хозяйствования. В 1957 году отраслевые министерства были преобразованы в комитеты с функцией технического контроля над предприятиями, а вместо них в регионах появились так называемые Совнархозы, управляющие промышленностью по территориальному принципу. Над предприятиями больше не довлела «рука Москвы», координация работы Совнархозов велась на уровне Госплана СССР. Тактические решения принимались «на местах», при этом инициаторы располагали и средствами для реализации своих планов.

“A” ©