Музей АЗЛК - «Москвич-2150».

Предыдущую часть читайте здесь.

В конце 1960 года МЗМА готовился освоить производство нового не только для себя, но и для всего отечественного автомобилестроения семейства малых «вездеходов». Не хватало лишь производственных площадей, но вот-вот должно были освободиться помещения соседнего предприятия. Внезапно в 1961 году всё изменилось.

Советский автопром возглавило новое руководство, во главу угла поставившее не расширение модельного ряда отечественных автомобилей, а увеличение экспорта с целью «добычи» валюты. «Москвичи-407» пользовались на Западе неплохим спросом, поэтому в том же 1961-м году вопреки воле и чаяниям руководства МЗМА было принято решение свернуть производство всех полноприводных моделей «Москвичей» с целью увеличения объема производства базовой модификации для ее экспортирования. О запуске в серию семейства «415-416» не могло быть и речи.

Музей АЗЛК - салон «Москвич-2150» внутри.

Появление нового для нашей страны класса легковых внедорожников было, таким образом, отложено на 16 лет – вплоть до создания «Нивы». А «Москвичи» моделей «410», «410Н» и «411» так и остались единственными в истории завода серийными полноприводниками. Правда, в 1973 году разработки Гладилина получили еще один шанс воплотиться в серийную модель. Между тремя автозаводами – ВАЗ, ИЖ и АЗЛК – руководством автопрома было объявлено что-то, вроде конкурса на создание перспективного легкого внедорожника повышенной комфортности.

Музей АЗЛК - «Москвич-2150».

Впоследствии это «состязание» прототипов обернулось запуском в производство «Нивы», но в течение года все три предприятия напряженно работали над своими версиями джипа. Именно тогда конструкция «Москвичей-415 и 416» была серьезно усовершенствована и в значительной степени унифицирована с находящимся в стадии подготовки к производству «Москвичом-2140». Ведущим конструктором проекта был назначен Н.И. Баранов, а дизайн нового кузова разрабатывал В.Э. Вядро. Автомобиль, получивший обозначение «Москвич-2150», по своей архитектуре и задачам, которые он был способен решать, напоминал Landrover.

Музей АЗЛК - «Москвич-2150».

Абсолютно непонятно, куда советское руководство деньги девало? Вот сейчас, почитаешь в СМИ – и олигархи через оффшор деньги выводят из страны, и простые граждане от налогов уходят деньги прячут, и все то ныне разворовали. Однако, посмотрите – автомобили производятся, для народа в том числе, да еще и в таком количестве, и еще хватает рынка потребления и на зарубежных производителей. Почему в СССР так не могли все планировать? Все было в их руках.

Машина была оснащена двумя 60-литровыми топливными баками, могла без риска опрокинуться или застрять ехать по глубокой «грузовой» колее, буксировать прицеп массой до 850 кг, преодолевать брод глубиной 0,6 м, допускала использование лебедки и насоса, словом, представляла собой надежный многоцелевой внедорожник, незаменимый не просто на плохих дорогах, а на плохих дорогах, основательно удаленных от цивилизации. В 1974 году этот прототип был продемонстрирован военным на их «ведомственном» полигоне в Бронницах и произвел прекрасное впечатление. Более того, «Москвич-2150» настолько понравился Косыгину, что тот распорядился, независимо от результатов отраслевого конкурса, наладить производство этой машины в филиале АЗЛК, находящемся в Кинешме. Было даже названо точное количество востребованных «оборонкой» джипов – 60 тысяч в год, однако профинансирован проект не был.

Читайте дальше.

“A” ©