Сначала я снимал пейзажи с церквушками

О, да! Девяностые годы в России – это было нечто, настоящий разгул стихии народного творчества в плане зарабатывания денег. Умышленно подчеркиваю – речь не идет не об олигархах или крупных предпринимателях, речь идет именно о народе, представителем которого я был, и есть сейчас. О том народе, о котором Анна Ахматова написала когда-то: «Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был». И вот мы (народ) тоже стремились урвать за счет стабилизировавшегося на иностранные транши рубля, мы рубили деньги нелегально, но честно (перед потребителями), и мы также странно ездили отдыхать.

Странно, разумеется, по меркам современным, спустя больше десяти лет с того времени, которое осталось за водоразделом дефолта 1998 года. Нормальные молодые люди не ищут легких путей, и если им хочется прокатиться к морю, то самолет и поезд не наш метод. Мы хотели съездить в меру наших финансов, но красиво – на джипе. А с джипами тоже была ситуация интересная. Если ты накопил денег и купил себе приличный средний внедорожник, едва ли проедешь в середине девяностых на нем по трассе больше 300 километров, чтобы не нарваться на проблемы. «Братки» ввели свою иерархию дозволенных и излишних ценностей для народа.

Потом я снимал пейзажи с писающими девчонками

Но это нас не очень беспокоило. Во-первых, денег у нас на настоящий качественный джип просто не было даже вскладчину. Во-вторых, ехать на новой тачке с климат контролем и компьютерным контролем работы шасси – мы еще просто не знали, что это такое. Поэтому, когда возникла идея прокатиться с девчонками к морю и устроить отдых в геленджике, Игорь просто использовал старый раздолбанный трехдверный Isuzu Trooper, который ему кто-то поручил продать (следовательно, управлял он им по рукописной доверенности, не согласовав с хозяином авто наш вояж к морю). При этом, насколько я помню, кроме меня из нас четверых больше никто до этой поездки не бывал на Черном море, и дорогу к нему не испытал.

А потом уже просто - наши игры с арбузами

Тем не менее, 1 сентября 1997 года мы выехали на автомобиле с дизельным двигателем, который нещадно «жрал» масло, у которого протекала система охлаждения и приходилось через каждые 200 километров доливать воду (по нынешним меркам – варварство), и спускала одна из бескамерных покрышек. В силу этого обстоятельства ехали мы небыстро (около 70-100 километров в час), да нам и некуда было торопиться. К морю хотелось добраться поскорее, но все свои были в сборе, да и арбузы с дынями на каждом километре стоили «сущие гроши». Помимо всего прочего, девчонки и свободный водитель пили пиво, звучала музыка из прихваченных кассет, было весело.

В те годы я еще не знал такой шикарной песни, которую позже спел Шнур – это почти про нас “Геленджик”.

Читайте дальше.

Лица замалеваны мной намеренно, дабы не искушать ищущих повод.