Мы себе представляли наше велопутешествие таким

Предыдущий материал читайте здесь.

Сказались ли на ревматическом здоровье «ФВ» неблагоприятные дорожные условия или дала о себе знать первая ночевка под открытым небом в сыром смоленском лесу, но поутру старик-«Фольксваген» заводиться отказался категорически. Он кашлял и чихал, изображая то ли простуду, то ли усердие, но иных признаков жизни не подавал. Пришлось, минуя этап мытья машины, заняться ее катаньем.

Поверьте, проталкивать двухтонную тушу «ФВ» по ямам да по кочкам между деревьями – удовольствие небольшое. Наверно, поэтому добряк «Фольксваген» растянул его для нас на добрые 20 минут. Отрезвляет любую мечтательность, велосипедные туры в Италию и Париж в качестве бурлаков «транспортера» не входили в наши планы. Когда мы окончательно выдохлись и уже собирались идти на трассу «ловить» буксир, «ФВ» сыто икнул и завелся от стартера.

Пожалуй, с этого момента мы начали относиться к нему как к одушевленному существу. Впоследствии выяснилось, что хронически больной автомобиль, время от времени симулирующий здоровье, не обладая достоинствами планера, имеет все его недостатки, то есть не едет, если его хорошенько не разогнать некой внешней силой. Занятие это вскоре стало для нас столь привычным, что имели место попытки использовать сей метод в иных областях нашей жизнедеятельности. Так, однажды товарищи по путешествию с интересом выслушали мое предложение завести «с толкача» паяльную лампу, когда та почему-то не желала разгораться.

В 94-м году Белоруссия в полной мере вкусила все прелести независимости. Свободы было сколько хочешь, а есть было нечего. С купюр несерьезной национальной валюты издевательски скалились несерьезные белочки и зайчики. Словом, Белоруссия после распада Союза показалась этакой скромной падчерицей Матушки-России: чистенькая, ухоженная и с голодными глазами. Доведенная до отчаяния инфляцией, она готова была отдаться любому платежеспособному клиенту. И не корысти или удовольствия ради, а исключительно для прокорма. На примере Белоруссии начала 90-х в средних школах можно анализировать образ Сони Мармеладовой.

На фоне таких невеселых декораций наш впечатлительный автомобиль впал в кому. Произошло это за Могилевым. Бездыханное тело «ФВ» после тщетных попыток реанимации было «внесено» в небольшой придорожный хуторок, где местный умелец, проведя беглый осмотр, констатировал клиническую смерть: заклинило распредвал. Не случайно упомянул я вначале о расположении двигателя. Каждая попытка наладить его работу начиналась с пятнадцатиминутной процедуры выгрузки всех вещей из багажника и заканчивалась пятнадцатиминутной процедурой загрузки. Если учесть, что «лазить» в движок приходилось раз десять в день.

«Машина дальше не пойдет, – отрезал местный умелец, – Берите веревку…»
-И мыло, – добавил кто-то.
Веревку тем не менее нашли – до Минска, где можно было рассчитывать на более-менее квалифицированную техпомощь, павший автомобиль предстояло тащить на буксире. Через некоторое время грузовик, выполнивший эту почетную миссию, оставил нас у въезда в столицу Белоруссии.

Читайте дальше.

Константин Андреев.